Оценить:

На полголовы впереди Фрэнсис Дик




51

Все снова закивали. Все, что касалось Лорриморов, не могло остаться незамеченным. Я наблюдал за этой сценой из кухонного конца вагона-ресторана, стоя позади Эмиля, Кейти и Оливера. Мне были хорошо видны встревоженное лицо Занте и сидящий рядом с ней Филмер. Всем своим видом он как будто показывал, что понемногу теряет всякий интерес к расследованию: его тщательно причесанная голова была повернута к окну. Никакого напряжения в нем не чувствовалось. Когда он напрягался, у него как-то каменели мышцы шеи: я это заметил, когда следил за ним из толпы в день того короткого судебного разбирательства, и с тех пор видел это еще несколько раз, в том числе в Ноттингеме. Когда Филмер напрягался, это было видно.

И как раз в тот момент, когда я смотрел на него, его шея окаменела.

Я выглянул в окно, чтобы посмотреть, что он там увидел, но там не было видно ничего особенного — только пассажиры-болельщики, спешившие из головных вагонов к вокзалу, чтобы отправить домой по открытке. Филмер снова повернулся к Занте и следователю, и в этом его движении сквозило некоторое нетерпение, которое как будто передалось следователю: тот сказал, что, если кто-нибудь вспомнит какую-нибудь подробность, относящуюся к делу, как бы незначительна она ни была, он просит сообщить об этом ему или кому-нибудь из его коллег, а пока все свободны.

Послышался всеобщий вздох — всамделишное расследование закончилось ничем. Я подумал, что Заку нелегко будет выдержать такую конкуренцию: вымысел покажется слишком бледным по сравнению с действительностью. При этой сцене Зак не присутствовал, не было здесь и никого из актеров.

Большинство пассажиров отправились надевать пальто: на улице, по-видимому, было ветрено и холодно, но Филмер спустился на перрон через дверь в хвостовом конце вагона-ресторана, не надев ничего поверх своей безукоризненной сорочки и аристократической твидовой куртки. Он не пошел через пути к вокзалу, куда, хрустя по гравию, шагали остальные, а остановился в нерешительности и потом не спеша, зигзагами направился вперед, в сторону тепловоза.

Я пошел в ту же сторону по вагонам, без труда держась вровень с ним.

Сначала я подумал, что он всего-навсего отправился к себе в купе, но он миновал открытую дверь своего спального вагона, а потом и следующий вагон.

Наверное, хочет проведать свою лошадь. Я продолжал идти за ним: это уже вошло у меня в привычку.

У конца третьего вагона, сразу за купе Джорджа Берли, он остановился, потому что кто-то шел навстречу ему от здания вокзала. Это был какой-то высокий костлявый человек в короткой теплой куртке с меховым воротником и седыми волосами, которые трепал ветер.

Они встретились между окном Джорджа и открытой дверью вагона. Сначала они были настроены как будто довольно мирно, однако очень скоро их разговор перешел в ссору.

Пытаясь расслышать, о чем они говорят, я даже пошел на риск, что они меня заметят, но они уже кричали друг на друга, а значит, я мог спокойно слушать через открытую дверь вагона, не видя их и оставаясь для них невидимым. Филмер в ярости выкрикнул:

— Я сказал — перед Ванкувером!

Костлявый человек сердито ответил с канадским акцентом:

— Вы сказали — перед Виннипегом, и я это сделал, и гоните мои деньги.

— Ку-ку! — пропела Даффодил, неуверенно шагая к ним по гравию на высоких каблучках и в своих шиншиллах. — Не пойти ли нам посмотреть, как там Лорентайдский Ледник?

Глава 10

Черт бы ее побрал, подумал я от всей души. Будь она трижды проклята, и еще что-то в таком же смысле.

Из купе Джорджа я видел в окно, как Филмер пошел ей навстречу, изо всех сил стараясь улыбаться и отвлекая ее внимание от костлявого человека, который направился обратно к вокзалу.

Перед Виннипегом, перед Ванкувером. Опять Джулиус Аполлон их перепутал. "Вы сказали — перед Виннипегом, и я это сделал, и гоните мои деньги".

В словах этого человека звучали злоба и угроза.

Что перед Виннипегом? Что он сделал? И в самом деле — что?

Я подумал, что о вагоне Лорриморов речи идти не может. Филмер не проявил к этой истории никакого интереса и отнесся к ней спокойно; очевидно, он в ней не участвовал. Впрочем, он, вероятно, и должен был оставаться спокойным, если рассчитывал, что нечто должно случиться только перед Ванкувером. Он не ожидал, что вагон Лорриморов будет отцеплен — ни перед Ванкувером, ни перед Виннипегом, в этом я был убежден. Наоборот, он всячески старался завязать близкое знакомство с Мерсером — а такой план действий тут же рухнул бы, если бы Лорриморы прервали путешествие, что они сделали бы немедленно, если бы "Канадец" врезался в их дом на колесах.

Но если не вагон Лорриморов, то что еще случилось? Что такое случилось перед Виннипегом, что, по замыслу Филмера, должно было случиться перед Ванкувером? Каким образом этот костлявый уже заработал свои деньги? Об этом можно было гадать сколько угодно. Он мог кого-нибудь ограбить, подкупить помощника конюха, испортить лошадь…

Испортить лошадь, которая должна была выступать в Виннипеге, вместо той, которая заявлена в Ванкувере?

Судя по ярости, звучавшей в их голосах, ошибка была катастрофической.

В Виннипеге должны были скакать только Флокати и Высокий Эвкалипт…

Лорентайдскому Леднику предстояло скакать в Ванкувере вместе с Правом Голоса и Спаржей… Неужели Филмер сделал такую глупость и перепутал, кроме городов, еще и клички лошадей? Нет, не может быть.

Тупик. И все же… ведь этот костлявый человек что-то все-таки сделал.

Тяжело вздохнув, я стал смотреть, как мимо идут супруги Янг, направляясь скорее всего к вагону для лошадей. Вскоре за ними последовали Ануины.

51

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...