Оценить:

Ганнибал: Восхождение Харрис Томас




64

До него доносился голос Грутаса, но лица его он еще не видел, разве что в бинокль. Тембр его голоса не изменился, и в нем звучала все такая же скука и насмешка, предшествующая удару кулаком.

— Согрей мне халат, — приказал Грутас служанке. — После ванны я посижу в парилке. Включи ее.

Она отворила дверь в парную и открыла кран. В совершенно белой парилке единственным другим цветом был красный — красные деления на таймере и термометре. Они имели вид корабельных приборов с достаточно крупными цифрами, чтобы их было видно в насыщенном паром воздухе. Минутная стрелка таймера уже двигалась по циферблату к красной пограничной линии.

Грутас заложил руки за голову. Стала видна татуировка под мышкой — эсэсовские молнии. Он напряг мышцы и на мгновение подпрыгнул:

— Бум! Donnerwetter!

Он рассмеялся, когда пленная женщина отпрянула назад.

— Не-е-ет, я тебя больше бить не буду. Теперь ты мне нравишься. Мы тебе вставим новые зубы, такие, которые на ночь можно класть в стакан, чтоб не мешали.

Ганнибал прошел через стеклянную дверь и вступил в клубы пара, подняв пистолет и направив его Грутасу в сердце. В другой руке он держал бутылку со спиртом-ректификатом.

Ладони Грутаса издали скрип, когда он стал вылезать из ванны, и женщина скользнула в сторону еще до того, как поняла, что за ее спиной стоит Ганнибал.

— Рад видеть вас здесь, — сказал Грутас. Он посмотрел на бутылку в надежде, что Ганнибал пьян. — Я всегда считал, что за мной числится кое-какой должок.

— Мы обсудили это с Милко.

— И что?

— Мы пришли к определенной договоренности.

— Деньги, конечно! Я послал с ним деньги для вас. Он их вам передал? Вот и отлично!

Ганнибал в это время говорил женщине, не глядя в ее сторону:

— Намочите полотенце в ванне. Потом сядьте в углу и закройте лицо полотенцем. Давайте! Намочите полотенце!

Женщина опустила полотенце в воду и отступила в угол.

— Убей его! — сказала она.

— Я так долго ждал, чтобы увидеть наконец ваше лицо, — сказал Ганнибал. — Я мысленно прикладывал ваше лицо ко всем мерзавцам, которых когда-либо бил. Мне казалось, что вы должны быть крупнее.

В спальню с халатом в руках вошла служанка. Через открытую дверь ванной ей был виден ствол пистолета с глушителем. Она задом выбралась из спальни, ее шлепанцы не издали ни звука на покрытом ковром полу.

Грутас тоже смотрел на пистолет. Это был пистолет Милко. У него сбоку на корпусе имеется затворная задержка, чтобы стрелять с глушителем. Если юный Лектер не знает об этом, у него есть только один выстрел. Потом ему придется возиться с пистолетом.

— Вы видели вещи, которые я собрал у себя в доме, Ганнибал? Вот они, возможности, которые дает война! Вы привычны к изящным вещам, и вы можете их забрать. Мы с вами очень схожи. Мы — Новые Люди, Ганнибал. Вы, я — сливки нового общества, мы всегда будем сверху, всегда будем на плаву! — Он поднял с воды клок мыльной пены, чтобы показать, как они останутся на плаву, имея целью приучить юного Лектера к этому движению.

— Солдатские медальоны не плавают! — Ганнибал швырнул медальон Грутаса в ванну, и тот, как упавший листок, опустился на дно. — А вот спирт плавает! — И Ганнибал бросил бутылку, она разбилась о кафель над головой Грутаса, облив ему голову и плечи жгучей жидкостью и осыпав осколками стекла. Ганнибал достал из кармана зажигалку «Зиппо», чтобы поджечь Грутаса. Когда он со щелчком откинул крышку, Мюллер приставил ему к уху свой пистолет.

Гассман и Дитер с обеих сторон ухватили Ганнибала за руки. Мюллер заставил Ганнибала поднять ствол его пистолета к потолку и выдернул оружие у него из ладони. И сунул себе за пояс.

— Не стрелять! — предупредил Грутас. — А то кафель повредите. Я хочу с ним немного побеседовать. Потом он может сдохнуть в ванне, как его сестрица.

Грутас вылез из ванны и встал на полотенце. Сделал знак женщине, теперь в отчаянии готовой на что угодно, лишь бы услужить. Она обрызгала его обритое тело сельтерской водой, а он поворачивался, расставив руки в стороны.

— Вы знаете, что чувствуешь, когда тебя обрызгивают газировкой? — спросил Грутас. — Чувствуешь себя родившимся заново. Я сейчас весь как новенький, в новом мире, в котором для вас места нету. Не верю, что вы сумели сами убить Милко.

— Кое-кто оказал мне содействие, — сказал Ганнибал.

— Держите его над ванной и режьте, когда я скажу.

Трое мужчин силой заставили Ганнибала опуститься на пол и наклонили его над ванной, так что его голова и шея оказались над водой. Мюллер достал выкидной нож и приставил кончик лезвия к горлу Ганнибала.

— Посмотрите на меня, граф Лектер, мой принц, поверните головку и посмотрите на меня, напрягите посильнее шею и горло, и вы быстренько истечете кровью. Особенно больно не будет.

Через дверь парилки Ганнибалу была видна стрелка таймера, рывками передвигающаяся по циферблату.

— Скажите-ка мне вот что, — продолжал Грутас. — Вы скормили бы меня маленькой девочке, если в она умирала от голода? Ведь вы же любили ее, а?

— Несомненно.

Грутас улыбнулся и потрепал Ганнибала по щеке.

— Вот вам и ответ. Вы сами сказали. Любовь! Я тоже себя люблю ничуть не меньше. И не собираюсь просить у вас прощения. Вы потеряли сестру на войне. — Грутас рыгнул и засмеялся. — Это мой комментарий к сказанному. Вы ищете сочувствия? Найдете его в словаре между словами «сифилис» и «сука». Режь его, Мюллер. Это последнее, что вы слышите в своей жизни — я скажу вам, что вы сделали, чтобы выжить. Вы…

64

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...