Оценить:

ЛОЖКА ДЕГТЯ Шлифовальщик В.




7

- Я Миху расскажу! – орал Харпат, брызгая слюной и прыгая от ярости. – Он тебя в клочки порвёт!

Шустрик грозил страшными карами, размахивал кулаками, но приближаться к романтику побаивался. Фил знал, что Харпат слабее его, и поэтому особо не боялся. К тому же Мих вряд ли будет заступаться за шустрика, который умудрился среди белого дня прохлопать свою добычу.

- Да хоть Лепесту расскажи! – усмехнулся Фил, вынимая из-за пазухи брабульницу и перекладывая её в свой мешок.

- И про богохульство твоё расскажу отцу Гведонию! – не унимался Харпат, жадно провожая глазами обвещь. – Завтра же на проповеди расскажу!

- Мих идёт! – крикнул кто-то из нищесвоев.

Харпат запрыгал от радости и истошно завопил:

- Ну, гад, допрыгался! Сейчас Мих тебе башку проломит!

Мих не будет заступаться за шустрика, однако брабульницу отберёт – это факт. Поэтому романтик скомандовал Герту:

- А ну, давай за мной!

И напарники дружно рванули с Плоски. Оглянувшись, Фил увидел, как нищесвои, которые пошустрее, тоже пустились наутёк. А менее шустрые начали суетливо прятать дневную добычу, стараясь поглубже зарыть в словохлам.


3

Отбежав на безопасное расстояние, Фил и Герт свалились от усталости прямо на землю и некоторое время не могли перевести дыхание от усталости. Отдышавшись, романтик вынул из мешка брабульницу, полюбовался на неё, побаловался крышкой и горделиво посмотрел на новичка:

- Учись, сынок, как нужно обвещь добывать! А то так и останешься неумехой!

- Я учусь, - уныло проговорил Герт. – Хотя на кой оно мне надо…

- Как «на кой»?! – возмутился Фил. – Собирать коренья ты не умеешь! Проповедь слушать – тоже! В пересущ прёшь не глядя! Вообще что ты можешь в этой жизни?!

Герт грустно посмотрел на романтика и выдавил из себя:

- Наверное, ничего.

- Вот и я про тоже. Толку от тебя как от полуживака.

Вспомнив странного человека с трупными пятнами, Герт содрогнулся. Фил это моментально заметил:

- Да не трясись ты! Обычный полуживак, через дней десять помрёт полностью. Сам таким будешь когда-нибудь.

- Можно избавиться от скачков, - вдруг чужим голосом проговорил новичок. – Плавные переходы между явлениями и состояниями. Значит, и переход от жизни к смерти тоже может быть постепенным.

У Фила полезли глаза на лоб от удивления. Он уронил от неожиданности брабульницу, и остатки ценного брабулята вылились на землю. Но он этого даже не заметил, поражённый непонятной фразой новичка.

- Ты чего это сейчас сказал? – с трудом выдавил романтик.

Герт потряс головой, похлопал глазами и проговорил:

- Не знаю. Вспомнилось что-то. В памяти застряло. А что это значит, не могу понять. Ума не хватает.

Фил вспомнил о других странных фразах и словечках, которые время от времени вворачивал в свою речь новичок. До сих пор его не интересовало, кто такой этот новичок, откуда он взялся. Сейчас же от новичка повеяло загадкой, и остатки любознательности у Фила разыгрались не на шутку.

- Слушай, Герт, - обратился он к новичку. – Я думал, что ты – обычный нищесвой, только из другого обиталища. Есть тут в Отстойнике такие. Но сдаётся мне, что ты не нищесвой. Ты кто вообще? Смотрила обессвойственный? Священник бывший?

В ответ Герт только криво усмехнулся. Фил тоже ухмыльнулся:

- Не угадал? Хочешь сказать, что ты – из-за Купола? Наружник?

- Представь себе, - невозмутимо ответил Герт.

Романтик рассмеялся:

- Брехло ты, а не наружник! Чего так скромно? Назвался бы уж сразу Лепестом!

Если бы новичок стал спорить, с пеной у рта доказывать, что он наружник, Фил бы ему не поверил. Но оборванец пожал плечами, мол, не веришь – не надо, нагнулся и начал подбирать рассыпанные коренья. Романтик обошёл Герта со всех сторон. Не похоже, что этот оборванец его разыгрывает. Хотя, кто знает: ума у Фила сейчас недостаточно, чтобы понять, враньё это или нет.

- Что-то не похож на наружника… - с сомнением произнёс Фил, пристально рассматривая новичка.

- А ты видел наружников? – хмыкнул Герт и ехидно добавил: - Хозяин!

- Не видел, - честно признался романтик. – Но знаю, что они не такие. Они… Они…

Он бессильно защёлкал пальцами. Новичок насмешливо смотрел на него, ожидая ответа. Не дождавшись, он спросил:

- И какие они, наружники, по-твоему?

- Другие, - уверенно ответил Фил. – Может, они и не люди совсем.

- Кто это тебе сказал? Отец Гведоний, небось, наплёл?

- Ну почему сразу отец Гведоний? Все говорят…

- А ты верь больше болтунам…

Конечно, за такие слова и поведение не мешало бы как следует врезать зарвавшемуся новичку. Для шустрика он слишком дерзок с хозяином. Но слова оборванца глубоко затронули романтическую душу Фила, и он не стал распускать руки. На мечтателя повеяло неизведанным и непознанным. Ведь романтика у него даже без накопника превышает норму; смотрилы излишек не изымают. Кому нужно это бесполезное свойство, это ведь не смелость и не сила воли.

Романтик вспомнил, что священник рассказывал о Закуполье и с суеверным страхом уставился на новичка:

- Отец Гв… То есть люди говорят, что за Купол попадают только после смерти. Да и то лучшие из лучших. А оттуда вообще не возвращаются…

Герт только хмыкнул в ответ:

- Ладно, чего об этом… Пошли коренья собирать.

Прозвучало это так обыденно, что романтик успокоился. К тому же Герт был совершенно не похож на выходца с того света. Более того, новичок сам побаивался смерти. Затрясся как женщина, когда полуживака увидел! Значит, сказки всё это, про Закуполье.

Загрузка...
7

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...