Оценить:

Все, что блестит Ховард Линда




28

Он быстро наклонился и подхватил ее на руки, поднес к дивану и опустил на него, после чего лег рядом сам, не переставая дарить ей опьяняющие поцелуи и держа ее под своим чувственным контролем. Она беспокойно пошевелилась, запустив руки в его волосы, пытаясь прижаться к нему теснее, чувствуя почти физическую боль от желания и пустоты, которых не понимала, но которые не могла игнорировать.

В его глазах блеснул триумф, когда он лег на нее, накрыв своим телом, и, открыв глаза, Джессика прочитала на его лице выражение торжества, но ее взгляд застилала пелена желания, и разум был затуманен. Сейчас ничего не имело значения, лишь бы он продолжал целовать ее.

Его пальцы исследовали ее белоснежную грудь, дразнили нежные соски, пока те не затвердели, явившись доказательством того воздействия, которое он оказывал на нее. Легко скользя вдоль ее тела, он ласкал каждую ее частичку губами и языком, наполняя жаром своего рта. Ее руки отпустили его волосы и упали ему на плечи, пальцы впились в его мускулы, напрягающиеся при каждом движении. По всему ее телу разлилось золотистое пламя, она таяла и растворялась в нем, позволяя себе лететь вниз к собственной гибели. Она хотела узнать больше, хотела почувствовать его еще сильнее и подумала, что умрет от удовольствия, которое он дарит ей.

Он оставил ее груди, чтобы подняться выше, снова принялся целовать ее, и теперь она могла чувствовать его всего, всю силу его желания.

— Позволь мне остаться с тобой этой ночью, — прошептал он ей на ухо. — Ты хочешь меня, я нужен тебе, так же, как я хочу и нуждаюсь в тебе. Не бойся, милая, здесь нечего бояться. Я позабочусь о тебе. Позволь мне остаться, — снова попросил он, но, хотя голос его звучал мягко, это была не просьба, а приказ.

Джессика задрожала и крепко зажмурилась, чувствуя, как от разочарования кровь сильнее струится по жилам. Да, она хотела его и признавала это, но он слишком уж плохого мнения о ней, и ей тяжело простить ему это. Как только он заговорил, она начала возвращаться к реальности и вспомнила, почему не хотела заниматься с ним любовью. Джессика отвернулась, избегая его поцелуев.

Если она позволит ему заняться с ней любовью, он поймет, что был неправ в своих обвинениях, как только овладеет ею. Но в глубине души она также знала, что тогда опустится до уровня той, кем он считал ее сейчас, а ее принципы слишком высоки, чтобы допустить подобное. Он не предлагал ничего, кроме физического удовольствия и материальной выгоды, а она предлагала есердце, которое было разбито и очень чувствительно к каждому удару судьбы. Он не желал ее любви, тем не менее, она знала, что любит его, вопреки всякой логике и чувству самосохранения.

Николас слегка встряхнул ее, вынуждая открыть глаза, и хрипло повторил.

— Ты позволишь мне остаться, милая? Ты позволишь показать тебе, как сладко это будет между нами?

— Нет, — заставила она себя ответить, осипшим от напряжения голосом. Как он среагирует сейчас, когда так возбужден? У него ведь бешеный темперамент, будет ли он разъярен?

Джессика с очевидным страхом пристально посмотрела в его потемневшие глаза, и он никак не мог предположить, что же послужило причиной этому страху.

— Нет, Николас. Нет… не сейчас. Я еще не готова. Пожалуйста.

Он глубоко втянул в себя воздух, пытаясь справиться с разочарованием, и она буквально обмякла от сильного облегчения, когда поняла, что он не сердится.

Николас грубоватым жестом притянул ее голову к своему плечу, поглаживая ее по волосам, и, вдыхая свежий мужской запах его кожи, она позволила ему успокоить себя.

— Ты не должна бояться, — настойчиво повторил Николас хриплым голосом. — Поверь мне. Доверься мне. Это должно произойти в ближайшее время, я не могу больше ждать. Я не причиню тебе боли. Только позволь показать тебе, что значит быть моей женщиной.

«Но ведь я уже знаю это», — с отчаянием подумала она. Его уверенная мужественность манила ее вопреки здравому смыслу. Его любовные ласки будут сладкими и жаркими, сжигающими ее самообладание, рушащими в пух и прах ее защиту, оставляя совершенно беспомощной под его мастерским напором. И, когда он получит желаемое и его интерес к ней пропадет, когда его внимание отвлечет другая женщина, сама Джессика рассыплется в прах. Но как долго она сможет сдерживать его, когда с каждым днем он становился нужен ей все сильнее?

Глава 6

Стуча каблуками, она вошла в здание «КонТеха». Джессика старалась сдерживаться, пока не окажется наедине с Николасом, но решительный стук каблуков выдавал её, и она постаралась умерить свой шаг. Её мягкие губы были недобро сжаты. Ну, погодите, сейчас она покажет!

— Добрый день, миссис Стэнтон, — поздоровался портье с дружеской улыбкой, и Джессика автоматически возвратила приветствие. За несколько коротких недель Николас перевернул её мир, теперь люди улыбались ей, и каждый, связанный с «КонТехом», относился к ней со всевозможной учтивостью. Но признание огромного влияния Николаса Константиноса не вызывало в ней большей благосклонности к нему, вместо этого ей хотелось его задушить!

Как только Джессика вышла из лифта, то сразу увидела знакомую фигуру, покидавшую кабинет Николаса, и вздёрнула подбородок при приближении Дианы Мюррей. Диана остановилась, поджидая, пока Джессика приблизится к ней, и благовоспитанность вынудила ту приветствовать Диану.

— Дорогая, разве Николас не занят сегодня днём? — промурлыкала Диана, в то время как её прекрасные глаза внимательно наблюдали за Джессикой в поисках хотя бы каких-то признаков ревности.

28

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...