Оценить:

Остров без сокровищ Точинов Виктор




67

Например, наставление тех лет по охотничьему делу рекомендует: по беде, если нет ружейного пороха, можно заряжать ружье мушкетным, но засыпать его на две щепоти больше.

Пушечный порох стоял особняком. Его ничем не заменить. Если зарядить пушку мушкетным или пистолетным порохом, она взорвется, убив и покалечив орудийный расчет. Скорость горения слишком быстрая. А пушечный порох, заряженный в ружье или мушкет, жизни стрелка не грозит, но и его противникам опасаться нечего: скорее всего, пуля останется в стволе, а все пороховые газы уйдут через запальное отверстие. В лучшем случае пуля из ствола вылетит, но тут же упадет в нескольких шагах от дульного среза. Слишком медленно горит пушечный порох для стрельбы из мушкета.

Так вот, в воду доктор Ливси и его соратники побросали бочонки с порохом, предназначенным для легкого стрелкового оружия, для мушкетов и пистолетов.

А пушечный порох остался, где и был. В пороховом погребе «Испаньолы». В крюйт-камере, как называли ее в голландском флоте (и в российском, позаимствовавшем почти все морские термины у голландцев).

Теперь, разобравшись с боеприпасами, вернемся к оружию.

* * *

История с «тайным складом» прояснилась и стало ясно – пистолеты с него никак не могли оказаться в карманах или за поясами отплывших на шлюпках матросов.

Последний возможный вариант: какое-то весьма ограниченное количество пистолетов хранилось в матросских сундучках у «старой гвардии», у ветеранов Флинта.

У покойного Билли Бонса в его сундуке лежали пистолеты в количестве аж четырех штук. Но Бонс был человеком рачительным и бережливым. Кто в экипаже «Испаньолы» отличается такими же качествами? Лишь Джон Сильвер.

А прочие ветераны? О которых Сильвер отзывается крайне презрительно: «Знаю я вашего брата. Налакаетесь рому – и на виселицу», – где их пистолеты? Давно пропиты, вот где…

Итак, пистолеты мы с огромным трудом, но отыскали: они лежат в сундучке одноногого Джона, – пара, а может и две.

Но взял бы их Сильвер на берег? А зачем? Если Сильвер готовится поднять мятеж с минуты на минуту, – логичнее отдать последнее огнестрельное оружие тем своим людям, что остались на борту и противостоят хорошо вооруженным противникам. (И, кстати, логичнее не оставлять там колеблющегося Абрахама Грея.) А на острове в кого стрелять? В честных матросов – в Тома и Алана? Но выстрел тут же всполошит сквайра и его товарищей, оставшихся на борту. А у них, между прочим, целый арсенал против пары пистолетов, максимум двух пар. Тома и Алана, если уж подопрет, можно прикончить без шума, ножами.

Если же мятеж в ближайших планах Сильвера отсутствует – тем более, зачем ему на берегу пистолеты? В кого стрелять? Судовой повар прекрасно знаком с островом и знает: нет тут ни дикарей, ни тигров-людоедов. Разве что коза забодать может… Так от нее и костылем отбиться недолго.

Пистолетов у матросов на берегу не было. И у матросов на шхуне не было. Пистолеты, если и существовали в природе, мирно ждали своего часа в сундучке Джона Сильвера.

А теперь самое время задать вопрос: кто в таком случае произвел пистолетный выстрел, сразивший Тома Редрута?

Ответ уже очевиден, да?

Для выстрела по старому егерю надо было иметь: во-первых, мотив; во-вторых, – оружие.

Мотив имелся у Джима Хокинса, и очень веский: опасение за собственную жизнь.

И пистолет на берег он привез, единственный из всех, приплывших на двух шлюпках.

История со смертью слепого Пью повторяется один к одному – пистолет мельком упомянут в эпизоде встречи с Беном Ганном:

«Я остановился, размышляя, как бы ускользнуть от врага. Потом вспомнил, что у меня есть пистолет. Как только я убедился, что я не беззащитен, ко мне вернулось мужество, и я решительно двинулся навстречу островитянину».

Затем пистолет испаряется. Исчезает со страниц мемуара. Дематериализуется. Не разу о нем Хокинс больше не вспоминает. Дежавю какое-то, один раз мы уже наблюдали такую патологическую забывчивость Джима…

А с другой стороны, все логично. Один раз пистолетный выстрел с близкой дистанции уже помог разобраться с проблемой. Отчего бы не повторить удачно найденное решение?

* * *

Кому-то может показаться, что мы демонизируем Джима Хокинса, наивного розовощекого мальчика. Превращаем его в какого-то монстра, в серийного убийцу… Нет, мы просто устанавливаем истину. А чтобы полнее раскрыть внутренний мир нашего героя, приведем несколько цитат без комментариев. Итак, избранные мысли и слова мистера Джеймса Хокинса, для друзей Джима:

«Мне было весело думать, что теперь в живых осталось только четырнадцать наших врагов».

«Оставалось одно: убить как можно больше пиратов, убивать их до тех пор, пока они не спустят свой черный флаг или пока не уйдут на „Испаньоле“ в открытое море».

«Еще один шаг, мистер Хендс, – и я вышибу ваши мозги! Мертвые, как вам известно, не кусаются».

«Каждый раз, когда нам представится возможность выстрелить в них, мы должны стрелять».

«Это я перерезал у шхуны якорный канат, это я убил людей, которых вы оставили на борту, это я отвел шхуну в такое потайное место, где вы никогда не найдете ее».

Глава пятнадцатая
Кто за главного?

Но кто же несет ответственность за все глупости, совершенные в день прибытия на остров?

Мятежниками – втянутыми в мятеж против воли, мушкетными выстрелами на поражение – командует Джон Сильвер. Единоначалие, хоть и не абсолютное, – матросы в любой момент могут собраться и вынести вотум недоверия, прислать черную метку. К тому же в пиратских командах было принято выбирать имеющего немалые полномочия квотермастера, именно как противовес капитану, чтобы тот не прибирал к рукам диктаторскую власть. (О том, кто стал квотермастером в команде Сильвера, чуть позже.)

67

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...