Оценить:

Остров без сокровищ Точинов Виктор




52

Сплотиться и организоваться – хоть как-то, хоть в слабо управляемый и почти небоеспособный коллектив – почти всех матросов «Испаньолы» заставило исключительно внешнее воздействие. Боевые действия, начатые против них сквайром Трелони и его компаньонами.

* * *

Довольно! Хватит заниматься скучноватым анализом заурядных береговых неурядиц! Отдаем якоря и держим курс в открытое море! К острову и к зарытым на нем сокровищам!

Хотя нет, нет, к черту сокровища! Море, а не сокровища, кружило голову сквайру Трелони после очередной бутылочки бренди. Последуем за сквайром и мы – но не к бару за спиртным, а туда, к далеким берегам, где звенят катлассы и грохочут мушкеты, где даже попугаи умеют считать пиастры, где кровь льется ручьями, а ром – реками, где страшное оружие возмездия – девятифунтовая вертлюжная пушка – бомбардирует неприступную крепость Флинта, где полуобнаженные островитянки… пардон, это из другой оперы…

Короче, переходим ко второй части нашего объективного исследования. Объект изучения – приключения в море и на острове.

Часть вторая
ОСТРОВ НЕВЕЗЕНИЯ

Поиск сокровищ – дело щекотливое.

Александр Смоллетт, капитан

Надо быть полным идиотом, чтобы верить тому, что происходит…

А. Ф. Бышовец, тренер и мыслитель

Глава двенадцатая
Бочка яблок и семь бочек арестантов

Итак, «Испаньола» на всех парусах плывет к Острову Сокровищ – команда исправно исполняет свои обязанности, капитан командует и прокладывает курс, сквайр Трелони в каюте истребляет запасы вина и бренди, Джон Сильвер на камбузе готовит вкусную и здоровую пищу. Матросам по любому поводу выдают двойную порцию спиртного и пудинг на закуску.

Всем хорошо, все довольны. Идиллия…

Джим Хокинс сам о том свидетельствует: «Все шло прекрасно. Все находились в отличном состоянии духа, все радовались окончанию первой половины нашего плавания».

Но вот на горизонте показался искомый остров, и идиллия очень быстро превращается в трагедию. Прибывшие на остров разделяются на две группы и начинают жестокую войну на уничтожение.

Весьма преуспевают в своем занятии – из двадцати семи человек, покинувших на борту шхуны Бристольский порт, назад вернулись лишь пятеро. Еще четверо (если верить Хокинсу) в Бристоль не вернулись, но все же остались живы.

Девять уцелевших. Ровно треть от исходного количества.

Для сравнения: Бородинская битва считается самым кровопролитным однодневным сражением нового времени. Оценки потерь в ней разнятся, но если их усреднить, то получается, что французы потеряли 21 процент своей армии. Потери русских выше – 34 процента. Но все-таки не две трети.

Самая настоящая война шла на Острове Сокровищ… А когда люди воюют, у них нет времени размышлять. Вот твой мушкет, вот твоя бойница, вон там бегут враги – целься, стреляй, заряжай, снова целься…

Особого выбора нет – убивай или убьют тебя. Остановиться и задуматься нельзя, задумавшийся тут же схлопочет пулю в голову или тесак под ребра.

Поэтому так важно понять – как началась эта война. Кто именно сделал первые выстрелы, кто принял решение, когда еще был выбор: стрелять или нет, начинать кровавую бойню или попробовать решить дело миром.

Сомнительная честь первого выстрела принадлежит сквайру Трелони.

Прицелился, выстрелил, попал в человека… Смертельно ранил.

И почти сразу же – новые выстрелы. Дружный залп, сделанный сторонниками сквайра. Опять удачно, матрос убит наповал. И лишь после этого – первый ответный выстрел. Одиночный, из пистолета.

Позвольте, могут воскликнуть сторонники канонической трактовки «Острова Сокровищ», ведь матросы «Испаньолы» подняли мятеж! Захватили судно, что является актом пиратства и автоматически делает их пиратами! А застрелить пирата – дело справедливое и богоугодное!

Ну что же, согласимся, что пиратство – то есть захват, ограбление или потопление торговых или гражданских судов – тяжкое уголовное преступление. И застрелить пирата не грех, препятствуя означенному преступлению.

Согласимся и с тем, что мятеж – групповое (массовое) вооружённое выступление против действующей власти – преступление не менее тяжкое. Самим фактом мятежа его участники ставят себя вне закона, и застрелить любого из них – долг и право каждого законопослушного гражданина.

Но согласившись с этими азбучными истинами, скромно поинтересуемся: а в чем, собственно, состоял поднятый матросами «Испаньолы» мятеж? Как и с чего начался? И акт пиратства, совершенный теми же лицами, неплохо бы осветить в подробностях.

И вот тут выясняется странное и удивительное.

Факт мятежа состоял в разговоре, подслушанном Хокинсом, сидящим в бочке из-под яблок.

Только в этом. Больше ничего, попадающего под определение мятеж, матросы «Испаньолы» не совершили до того момента, как по ним стали палить из мушкетов, – сначала одиночными выстрелами, а потом и залпами.

Правда, Хокинс утверждает, что был свидетелем преступления, совершенного еще до начала стрельбы: судовой кок Сильвер зарезал другого члена команды, матроса по имени Том. Свидетелей, кроме Джима, нет, но пока не будем придираться: да, допустим, произошло убийство. Один матрос зарезал другого. Но разве это мятеж? Разве повод открывать огонь по остальному экипажу, причем безоружному? Арестовать подозреваемого и доставить в суд, пусть тот доказывает вину Сильвера, – вот законные действия в такой ситуации.

Обвинение в пиратстве еще более шаткое. Конечно, можно захватить чужое судно, а можно и свое, – убить или изгнать с судна капитана, офицеров и всех, кто мешает захвату. После чего распоряжаться захваченным судном, не имея на него никаких прав. Вот так примерно выглядит захват, который можно назвать пиратством.

52

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...