Оценить:

Остров без сокровищ Точинов Виктор




38

А еще сквайр наверняка сразу ознакомил Ливси с предложением старого пирата. Иначе быть не могло. Денег на экспедицию у сквайра по сути нет – почти все свои немалые доходы он вынужден отдавать доктору, покрывая старые долги. И Трелони озвучил такой вариант: если Бонс не дурит мне голову, давайте я временно придержу десять тысяч фунтов, снаряжу на них корабль, добуду гораздо большую сумму, – и разом покрою все свои долги перед делом восстановления законной династии. Даже с избытком, с набежавшими процентами.

Вариант интересный, доктор должен был это признать. Но ключевые слова тут «если Бонс не дурит голову». Чтобы познакомиться поближе с личностью старого пирата, Ливси самолично отправился в «Адмирал Бенбоу». Его первый визит в трактир был вызван именно этим обстоятельством, а не болезнью Хокинса-отца, как пытается нас уверить Джим. Хокинс-отец в тот момент еще жив и здоров, и лишь позже, во время визита Черного Пса, получит рану, оказавшуюся в результате смертельной.

Доктор приходит в «Бенбоу», сидит там тихонько, слушает рассказы Билли Бонса и пиратские песни в его сольном исполнении. Мотает на ус. Затем следует спровоцированный доктором конфликт – «проверка на вшивость», после которой становится ясно: властей Бонс весьма опасается, и свидетельства об амнистии скорее всего не имеет.

Что мог рассказать Ливси сквайру по возвращении? Что пират, по крайней мере, настоящий, не самозванец. Это не проясняет до конца вопрос, подлинная карта или нет, но все-таки снижает вероятность попытки всучить фальшивку.

Как бы то ни было, переговоры продолжились. Очевидно, теперь в них участвовал и Ливси. По крайней мере, прежнее неприязненное отношение Бонса к доктору меняется: в минуту опасности он готов именно Ливси призвать на помощь.

А затем ситуация взорвалась. Взорвали ее по большому счету двое: чересчур вспыльчивый Черный Пес и жадный Трелони (жадный, надо признать, исключительно поневоле, в силу обстоятельств).

Хокинс-отец тяжело ранен, Билли Бонс схлопотал сердечный приступ, на горизонте маячит шайка разозленных контрабандистов…

Доктор Ливси, срочно прибывший в трактир, растерян. Беда в том, что ему надо уехать на несколько дней. Хокинс пишет, что к больному, живущему где-то далеко, но скорее причина в ином, в тайных якобитских делишках доктора. Допустим, ему предстояло встретиться с посланцем принца Чарли, дабы передать очередной денежный транш, – и отложить эту встречу никак невозможно.

Что делать? На сквайра надежды мало, напьется и позабудет все, что ему поручили… А Бонс в панике, он готов немедленно бежать от своих бывших сообщников… Сбежит – и где его искать вместе с картой?

Проще всего забрать карту, пока Бонс не в состоянии помешать. Будь Ливси уверен, что карта в сундуке, так бы и поступил. Но уверенности нет… Зато есть ненужные свидетели – Хокинс, его мать, посетители трактира…

И доктор, не задумываясь, делает единственно возможное: приводит штурмана в состояние, исключающее бегство. Обильное кровопускание – и старый пират стал слаб, как младенец.

Уезжал Ливси с тяжелой душой. Чувствовал, что вышедшая из-под контроля ситуация может обернуться самыми непредвиденными эксцессами.

Как в воду глядел доктор. В игру вступили новые игроки и спутали все карты. Но перевернула ситуацию с ног на голову не шайка слепого Пью…

Сделал это Джим Хокинс.

Причем совсем не так, как описывает в своем мемуаре.

Глава девятая
Рискованная игра молодого Хокинса

Почти вся история о том, что делал молодой Хокинс перед визитом шайки Пью, во время его и после, – ложь, лишь кое-где разбавленная правдивыми эпизодами. Нестыковки и несоответствия торчат из нее, как иголки из ежика.

Мы уже разбирали «правдивый» эпизод с прятками под загадочным мостиком, с якобы подслушанными разговорами бандитов, якобы искавших карту, – и убедились, что истине он соответствует мало.

Вот еще один любопытный момент: Хокинс и его мать спешат в деревню за помощью, но помощь получают весьма малую и косвенную: Джиму вручают заряженный пистолет и отправляют гонца за доктором.

Пистолет – важная деталь. И крайне загадочная. Потому что он неведомым образом исчезает из дальнейшего повествования. Дематериализуется. Нигде, ни словом Джим не напоминает нам, что он вооружен. Это, конечно же, неспроста, и к пистолету мы еще вернемся. А сейчас обратим внимание на речь миссис Хокинс, обращенную к жителям деревни. Вот как ее передает Джим:

«Мало чести вам, дюжим и широкоплечим мужчинам с такими цыплячьими душами! Мы откроем сундук, хотя бы пришлось из-за него умереть… Я буду очень благодарна, миссис Кроссли, если вы разрешите мне взять вашу сумку, чтобы положить в нее деньги, принадлежащие нам по закону».

Стоп! Кто такая миссис Кроссли? Откуда она взялась? Ни разу, нигде Хокинс не упоминает никого из жителей деревни по имени. Среди посетителей «Бенбоу» один раз назван некий «садовник Тейлор», но вполне вероятно, что это садовник из усадьбы сквайра.

Таинственная миссис Кроссли появляется на страницах мемуара лишь для того, чтобы вручить свою сумку миссис Хокинс, и вновь удаляется в неведомую даль.

Что это? А это нам подсовывают свидетеля. Вот, мол, миссис Кроссли может подтвердить, что в такой-то час мы были в деревне и даже сумку у нее взяли. А для тех, кто не понял или не запомнил имя свидетельницы, Джим повторяет его еще раз, цитируя речь матери над раскрытым сундуком Бонса: «Я возьму только то, что он мне был должен, и ни фартинга больше. Держи сумку миссис Кроссли!»

Достаточно, мы запомнили это имя. И не сомневаемся, что миссис Кроссли подтвердит: да, Хокинсы у нее были и взяли сумку, собираясь вскрывать сундук умершего постояльца.

38

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...