Оценить:

Фурия Капитана Батчер Джим




87

Большинство стрел отскакивало от стальных шлемов или без вреда ударялись о подбитые сталью деревяные щиты Легиона.

Некоторые нет.

Маркус услышал вскрик справа и скорее почувствовал, чем увидел, внезапную брешь в целостности когорты, когда кто-то падает и задерживает тех, кто следует за ним.

Стрела выбила искры из шлема Максимуса, а еще одна пролетела рядом с ухом Маркуса с жутким, вибрирующим свистом.

Они были на полпути, когда канимские стрелки взялись за работу.

Ровный металлический звон тетивы их странных луков не был громок, но они были достаточно близко чтобы его слышать. После каждого такого "памм" практически мгновенно следовал тяжелый звук удара, сопровождаемый визгом разорванной стали.

Краем глаза Маркус увидел, как другой командир упал, так же как и два человека в плотном строю за его спиной. Люди кричали, и наступление стало замедляться.

– Давай, Макс, – выкрикнул Крассус. Действующий капитан Легиона поднял свой клинок, и тот внезапно окутался в яркое пламя, маяк и сигнал каждому человеку в Легионе – не упоминая всех остальных, во вражеском стане.

В тот же момент Максимус вытянул руку в направлении воды, оставшейся между Первым Алеранским и берегом. Он крикнул, и внезапный порыв ветра устремился вниз по реке, закручиваясь в небольшой водяной смерч, поднявший в воздух огромное количество воды, закрывая пылающий меч и его обладателя от невооруженного глаза.

– Вперед!- закричал Крассус. Пламя на клинке пульсировало и мерцало. – Вперед! За Алеру!

Когда он выкрикнул это, Крассус выпустил приготовленную огненную магию.

Гнев излился сквозь Маркуса, внезапнее, жарче, и сильнее чем он когда-либо ощущал за свои годы. Все мысли были выжжены огнем его гнева, и из него вырвался еще один крик, крик желания встречи с врагом в бою.

Колебания наступающих сил полностью исчезли, и почти восемьсот глоток одновременно извергли рев неукротимой враждебности. Первый Алеранский набирал скорость, построившись и изготовив оружие к бою, когда они пересекали заслон из воды и ветра созданный Максимусом.

Ведомые гневом, легионеры бросились в атаку на вражеские укрепления, совершенно игнорируя метательные снаряды, хотя они все так же косили их ряды, забирая жизни.

Первый Алеранский понес потери при форсировании реки и принял их как необходимую цену за возможность схватиться с врагом. Легионеры поднялись на гребне земляной волны, возглавляемые Рыцарями Земли Первого Алеранского.

Рыцари ударили своими огромными молотами по защитным укреплениям из камней и земли, создавая локальные оползни, по которым можно было подняться вверх и штурмовать оборонительные стены. Маркус, Максимус, и Крассус первыми ступили на эти импровизированные рампы, возглавив атаку на кустарные укрепления.

Там они и встретили врагов.

Маркус был готов сразиться с канимам, но бывшие рабы – это совсем другое дело. Когда он ворвался на стену, мальчик не старше пятнадцати лет поднял лук, неуклюже нащупывая стрелу.

У Маркуса не было времени на размышления. Его рука нанесла удар, и молодой солдат отшатнулся, кровь брызнула из его вскрытого горла.

Маркус уставился на паренька в секундном потрясении, единственный удар сердца вдруг растянулся, удлинился, остальной мир застыл как на картинке в обманчиво-сонной неподвижности. Гнев все еще горел в нем, но в тот момент он существовал вне его самого, просто часть фона, не более важная, чем, например, звуки битвы.

Шея мальчика была изуродована воротником шрамов. Старых. Если ему действительно было пятнадцать, то он должен был получить свои шрамы в возрасте, когда едва начал ходить, и Маркус не питал иллюзий насчет того, какое применение мог найти работорговец для беспомощного ребенка.

Арнос назвал "Свободных Алеранцев" предателями, но, вороны, Маркус не был уверен, что он не сделал бы то же самое, будь он на их месте. Много рабов в южных провинциях Империи влачили такую же безотрадную жизнь, и терпение каждого человека, гражданин он или нет, имеет свои пределы.

Потом раздался разъяренный волчий рев, и застывшее мгновение кончилось. Маркус поднырнул под взмах кривого канимского меча и столкнулся с восемью футами и несколькими сотнями фунтов разъяренного канима из касты воинов в стальной броне.

Маркус был опытным фехтовальщиком и знал, что сила его собственной магии земли давала ему значительные преимущества по сравнению с большинством оппонентов. Однако против канима из касты воинов у него не было преимущества в силе, и, вполне возможно, он уступал каниму и в скорости.

Он не стал бы старым солдатом, если бы всегда дрался по дуэльным правилам, и когда каним шагнул вперед и снова замахнулся, Маркус нанес колющий удар под острым углом под край его поднятого щита, протолкнул меч вперед, проникая в защиту противника, и вонзил клинок каниму в колено.

Каним взвыл и покачнулся. Максимус увидел как Маркус выводит из строя врага этим мелким, грязным, калечащим приемом, и прежде, чем каним смог восстановить равновесие и разрубить Маркуса, меч молодого трибуна метнулся вперед одним возвратно-поступательным движением, и кровь хлынула из пронзенного горла канима.

Маркус снова обрел равновесие, став угрозой для врага атаковавшего Максимуса с фланга, и они продвиулись вперед, в группу запаниковавших Свободных Алеранцев. Маркус был рад, что они не слишком сопротивлялись.

Он сбил одного человека на землю щитом, нанес парочку несмертельных порезов клинком, потом враг бежал. Маркус преследовал их, ступив на землю с противоположной стороны укреплений, и легионеры Первой Когорты последовали за ним.

87

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор