Оценить:

Фурия Капитана Батчер Джим




38

Вулкан смущения и боли снова грозил вырваться из-под контроля, и Тави изо всех сил пытался замедлить свое дыхание, чтобы не дать этому произойти. Он взглянул в сторону Арариса.

Лицо сингуляра оставалось бесстрастным, как камень.

– Я поговорю с ней, когда вернусь.

Арарис ничего не сказал.

– У меня есть долг, который должен стоять на первом месте, – сказал он тихо. – Как и у тебя.

Арарис молчал бесконечное мгновение.

Затем, с некоторой ленцой, он поднял кулак к сердцу, мягко коснувшись костяшками пальцев своей брони. Когда он заговорил, его голос был едва громче шепота, но его слова отдались дрожью в позвоночнике Тави.

– Славься, – сказал он тихо. – Славься, Гай Октавиан, Принцепс Алеры.

Глава 11

– Когорта! – проревел Маркус голосом, который мог слышать каждый легионер Ведущей когорты. – Стоять!

Последовал звук еще двух шагов, проделанных строем, и наступила тишина – Первый Алеранский достиг пика невысокого хребта, с которого просматривался первый оборонительный пост канимов. Ведущая когорта, как и всегда, заняла центральную позицию.

Четвертой потребовалось мгновение, чтобы перестроиться на правый фланг. Седьмая, чей трибун в своё время потратил больше времени на муштру, не нуждалась в том, чтобы выравнивать свои ряды.

– Три дня сюда добирались, – пробормотал один из ветеранов другому, когда Маркус миновал их. – Хотя могли бы сделать это за день. Сенаторская гвардия. Букетик анютиных глазок, без мощеной дороги шага сделать не могут.

Маркус щелкнул дубинкой по нагруднику ветерана и проревел:

– Тишина! – он взглянул на говорившего и добавил, – анютины глазки могут обидеться.

Практически никто не рассмеялся (и да помогут фурии тем, кто всё-таки не удержался), но со стороны Ведущей когорты донеслось приглушенное фырканье, после чего Маркус ощутил, как легион погружается в привычную напряженную тишину ожидания боя.

Ни шутки, ни песни, ни пламенные речи не могли прогнать страх солдат. О да, воодушевляющая речь перед переломом в битве безусловно украшает хорошую историю. Но когда ты смотришь в лицо врага, который как и ты принял решение выжить любой ценой, разговоры излишни, и люди, стоявшие перед ним, прекрасно это знали.

Хотя шутка немного ослабила напряжение и помогла людям войти в расположение духа, соответствовавшее легионерам-победителям: они были профессионалами в своем деле, и сейчас настало время для того, чтобы взяться за работу.

Маркус снова и снова проходил перед первой шеренгой, изо всех сил делая вид, что дисциплина интересует его намного больше, чем бушевавшее не более чем в пятистах ярдах от него сражение.

Звук борьбы доносился до них, как шум далекого прибоя, слегка приглушенно, отдаленным грохотом барабанов, пением горнов, океаном отдельных стонов и криков. Маркус глянул на битву, проходя рядом с первой шеренгой, его поступь была тверда.

Несколько мгновений спустя, послышался шум лошадей и перед первой шеренгой появился капитан вместе со своим сингуляром, одним из Рыцарей Воздуха Первого Алеранского и эскортом маратских всадников. Маркус повернулся и поприветствовал остановившего свою лошадь капитана. Капитан спешился и вернул ему приветствие.

– Доброе утро, Маркус.

– Сэр, – ответил Первое Копье.

Капитан направил свой взор на битву, идущую ниже. Маркус отметил на что смотрит молодой человек и как долго. Превосходно. Он обращал внимание именно на то, на что должен был. У него всегда была способность стать опытным боевым командиром, но даже при этом, он проделал долгий путь, с той поры, как Маркус видел его в первой безумной битве при Элинархе.

После недолгого молчания, он кивнул и спросил:

– Что ты об этом думаешь, Первое Копье?

– Это их первый танец, сэр. Никто не скажет, чем это закончится.

Сражение велось вдоль дороги – простого проселка, а не созданного фуриями тракта. Пологая, холмистая местность долины сужалась там, где два старых каменных утеса смотрели друг на друга через глубокое ущелье. Небольшой городок Отос полностью занимал дно расщелины, но не мог похвастаться серьезными защитными сооружениями.

Город напоминал небольшой стедгольд с высоты восточного утеса. Вездесущие вороны, которых можно было найти на любом поле боя в Алере, кружили над головой в невероятных количествах, подобно огромному черному колесу в небе над изготовившимся к осаде городом.

Канимы усердно поработали над обороной, возведя земляные укрепления за пределами стен Отоса, и теперь волкоподобные твари упорно сражались за контроль над внешней стеной. Первый Сенаторский атаковал по центру, тяжело двигаясь по дороге к земляному валу.

Уже в тот момент, который наблюдал Маркус, первая атака начала захлебываться, когда легионеры не смогли прорваться мимо огромных защитников. Мгновение спустя, трубы заиграли отступление, и Первый Сенаторский потянулся обратно, распадаясь на отдельные колонны.

Снова зазвучали трубы, и в промежутки между этими колоннами ворвался Второй Сенаторский и обрушивал свежие силы на защитников, не давая им шанса оправиться от первого штурма. Второй сразу же начал выдавливать защитников, создавая бреши в земляной стене в двух местах, прежде чем канимы смогли бы восстановить прорехи и оттеснить Второй назад.

Сразу после этого Первый Сенаторский, перестроивший ряды и давший своим легионерам возможность передохнуть, бросился вперед, врезаясь в уставших защитников как топор в гнилое дерево. Они прорвали защиту в полудюжине мест в первую же минуту, после чего низким, глубоким ревом рог канимов начал трубить отступление.

38

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор