Оценить:

Я был на этой войне Миронов Вячеслав




136

Наверху раздаются вопли. Спускается боец и тащит окровавленные бинты и постель, тоже всю в крови. Судя по бурым пятнам, кровь свежая, не более суток прошло, как хозяин их оставил. Значит, кто-то пытался отлежаться здесь. И худо ему, коль столько крови потерял. Но ушел. Фотографию прячу в нагрудный карман — может, и пригодится. Бойцы тем временем стаскивают в середину зала радиостанцию, автомат, полмешка денег старого образца, пару открытых цинков с патронами, запал к гранате. Разведчики разочарованы, они надеялись, что удастся поживиться валютой, но не нашли. В огороде нашли пистолет. Забавно то, что у саперов сели батареи, а щупом, стандартным щупом можно обнаружить предмет на глубине до сорока сантиметров. Смех и слезы. Поэтому, читатель, если у тебя есть желание спрятать у себя на огороде пулемет, то закапывай его на глубину более полуметра. С нашими средствами металлоискания никто ничего не найдет.

На улице послышался характерный рев двигателя БМП. Мы с Юрой переглянулись.

— Твою мать! — Юра психанул. — Начальство пожаловало.

— Ну и хрен на них, — начальник разведки был невозмутим. — Мы вон сколько оружия изъяли. Пусть берут этого старика Хоттабыча, вешают за ребро на крюк и спрашивают, чье оружие, где сын. Мы свое дело сделали. Теперь поедем под предлогом поиска оружия переселять русских в их законные дома.

— И пусть хоть одна сучонка посмеет вякнуть — задавлю, — это командир разведроты. Усы у него раздуваются от праведного гнева.

Глава 21

Калитка распахнулась от пинка. Вошел Буталов. Он олицетворял собой праведный гнев чеченского народа. Быстро же он забыл Грозный. Ничего, полковник, сейчас майор и три капитана тебе мозги враз вправят.

— Рыжов! Что здесь происходит? Почему бесчинствуете? Местное население пришло делегацией и говорит, что мародеры разоряют дом старейшины!

— Мародеры?

— Кто? Мы?

— Смотрите, товарищ полковник, кто здесь преступник, — Юра ногой подтолкнул к Буталову найденное нами оружие и патроны.

— Это вы здесь нашли? — Буталов сдулся, как воздушный шарик.

— И еще окровавленная постель. Раненый был. Отлеживался, — это Юра — начальник разведки.

— На месячные не похоже. Слишком большая кровопотеря, — не удержался, съязвил комроты.

— И сын в ДГБ служит. Слава, покажи фото, — я молча протянул комбригу фотографию младшенького Имсдаева.

— А ты что, Миронов, молчишь? — спросил комбриг.

Я криво усмехнулся и посмотрел исподлобья на него. Прекрасно знал, что он терпеть не может, когда вот таким манером в упор на него глядят.

— Отдайте мне этого старейшину на пару часов, он быстро вспомнит, и где сын, и кто лежал, и как оружие к нему попало.

— Нельзя так, Миронов! Нельзя!

— А как же Грозный? И те парни, которые висели как Иисусы в окнах Дворца?

— Ты зверь, Миронов?

— Пока нет. Но я быстро учусь. Если бы, когда входили, вначале «закупорили» деревню, а потом прочесали ее, а уж потом устраивали переговоры с аборигенами, то многие бы не ушли. А так приехали, много шума, толку мало. Осталась в деревне пара духовских радистов, которые будут информировать о каждом нашем вздохе, взгляде. А такие акции устрашения необходимы и для поддержания уважения среди местного населения к нам, и чтобы наши бойцы не забывали, на какой хрен мы сюда приперлись.

— Замолчите, Миронов! Сейчас не место и не время для подобных бесед. Потом зайдете ко мне! Немедленно прекратить!

— Что делать с хозяином дома?

— Я заберу сейчас, в Ханкалу отвезу. Пусть там с ним разбираются. Есть информация о пропавшем председателе?

— Есть! — не моргнув глазом соврал начальник разведки, и мы закивали головой. — Надо проверить пару домов, якобы, там его видели.

— Мы же не просто так пришли в этот дом, — вмешался командир разведроты, — получили информацию о том, что здесь видели вашего друга, вот и приехали. — Юра сделал невинные глаза.

— Не мой это друг! — комбриг взвился. — Он глава местной администрации и поэтому мы обязаны строить с ними нормальные, рабочие отношения.

— Мы все поняли, — прервал выступление комбрига, потому что наскучило, Юра Рыжов. — Мы выполняли только лишь ваше указание. Впредь этого не повторится!

— Возвращайтесь на КП.

— А если по непроверенным адресам скрывается председатель?

— Хорошо. Проверьте, только осторожно, аккуратно.

Забрав с собой старика и вещественные доказательства, Буталов сел на БМП и уехал.

— Ну что, мужики, поедем «домой», или будем дальше духов трясти?

— А на какой хрен мы все это затевали?

— Долбить, долбить и еще раз долбить, как завещал великий Ленин.

— На КП делать нечего, с тоски сдохнем, а так хоть адреналинчику в кровь плеснем.

— Лучше бы водочку.

— А где ты у этих мусульман найдешь?

— Им вино пить запрещено, а про водку Аллах ни слова не говорил.

— Ну их к черту, этих правоверных! Потравят, уроды, на хрен!

— Все может быть.

— Спиртом, с вами поделимся.

— Спасибо, мужики, а где спирт берете?

— Из бензина делаем.

— Нет, а серьезно?

— Стратегические запасы. Когда уезжали, то во все радиаторы охлаждения вместо тосола налили спирт. Все выпили, а мы сберегли.

— С вами двумя невозможно разговаривать. Откуда спирт?!

— Мы бы сказали, но ведь не поверишь.

— Откуда?

— Какой ты настойчивый. Работал бы также. У нашего водилы — Пашки — в результате специальной операции, эксперимента были развиты особые способности. Во время войны водка, спирт необходимы, а где взять? Негде. Организовать производство на месте? Необходимо оборудование, сырье, а ты в окопе сидишь. Что делать? Вот новосибирские ученые из академгородка — знаешь академгородок?

Загрузка...
136

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...