Оценить:

Кровавая купель Кларк Саймон




18

— Знаю, и все.

— Тогда куда ты шел? Тебя бы убили, если бы я тебя не подобрал.

Он пожал плечами — ему это было неинтересно. Я понял, что ору, и остановился.

— Я все равно еду на юг. Стоит хотя бы попробовать.

— Твое время и твой бензин — трать, если хочешь.

— Все лучше, чем обратно в Донкастер. Ты видел город, Таг? Мертвецы на улицах. Полно психов, которые рвутся тебя убить. Хаос!

— Так что такого изменилось? Это всегда была блядская помойка.

— Господи, Таг, неужели тебя ничего не трогает?

— Трогает.

— Что?

— Что ты меня называешь Таг. Не люблю, когда меня каждый пидор называет по имени.

— Блин… Слэттер, я тебе не верю. Весь мир сошел с ума, цивилизация летит к черту — а тебе бы только драку затеять?

— Драку? Чего мне с тобой драться? Ты же говно.

Я сжал зубы так, что стало больно.

— Атен, дай мне руль.

— Не выйдет, Слэттер. НЕ ВЫЙДЕТ!

— Отвези меня в Донкастер.

— Машина моя. Поедем туда, куда я скажу.

— А куда? Ты ведь сам не знаешь. Нет твоей блядской мамаши, которая скажет, что тебе делать.

— Я знаю, куда я еду. На юг.

— Флаг тебе в руки.

Мы ехали на шестидесяти, а он открыл дверь и начал выходить.

Энн и Вики вскрикнули одновременно с визгом шин, когда я ударил по тормозам. Слэттер вышел даже раньше, чем мы остановились. Закурив новую сигарету, он пошел обратно, качая бритой головой.

Сейчас я ненавидел этого гада сильнее, чем когда-либо раньше. Я прошипел себе под нос:

— Не за что, Слэттер. Мне не нужна благодарность за то, что спас твою мерзкую шкуру. Всегда пожалуйста… приятель.

Отъезжая, я опустил окно, чтобы выветрить сигаретный дым и запах Слэттера.

— Он же не настоящий? — спросила Энн. — Наверное, он монстр.

— Ты права. — И я рассмеялся просто от облегчения, что мы от него избавились. — Самый настоящий монстр.

— Он меня напугал, — сказала Вики.

— Меня тоже. — Сара смотрела на меня, и ее взгляд смягчился — это было ближе всего к извинению. — Ник, кто этот Таг Слэттер?

— Никто. Забудь. А где этот шоколад? Я есть хочу.

Слэттер шел в Донкастер прямо в пасть смерти. К ужину он уже остынет.

Но я точно знал, когда подъезжал к автостраде, что высади я Слэттера у ворот ада, он пройдет насквозь.

И выйдет с другой стороны, покуривая сигаретку и с таким видом, будто он здесь хозяин.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
Своего рода нормальность

В этом коттедже мы прожили три дня. Моя очередь готовить. Сара в юбке и полосатой футболке сидела на диване, просматривая рекламный проспект.

— Ужин готов, вино на полке.

— Пива хочешь? — спросила Сара.

— А почему бы и нет?

— Спагетти с мясом. Человек многих талантов. Где ты нашел мясо?

— Консервированное. Я сунул его в банку с булонским соусом и добавил свой фирменный ингредиент.

— Какой?

— Полкружки красного вина. Совет из поваренной книги Ника Атена — когда ешь, одновременно выпиваешь. Одно переходит в другое.

— А я-то считала тебя никчемным сопляком. — Сара улыбнулась, когда я подал ей тарелку. — В тебе есть скрытые глубины.

— Хорошо скрытые. Теперь ешь, пока не остыло.

— Ты говоришь совсем как моя мама…

Это на время убило разговор.

За последние три дня нас начало отпускать напряжение. Мы начинали узнавать друг друга как людей, не просто как уцелевшие под бомбами и случайно оказавшиеся в одной машине.

Она залпом допила вино и налила себе второй бокал.

— Ник, как ты думаешь, сколько еще мы должны здесь оставаться?

— Я думаю, еще несколько дней. У нас есть еда, укрытие, мы во многих милях от всех населенных мест. Нет смысла спешить после того, что было в понедельник.

— Ты же знаешь, это не твоя вина. Ты сделал все, что мог.

Предоставив Слэттера его судьбе, мы выехали на шоссе и полетели на юг. Двадцать миль мы не видели других препятствий, кроме попадавшихся время от времени брошенных автомобилей. Вдали виднелись большие и малые города; некоторые из них горели.

После многих часов за рулем у меня чертовски болели руки и плечи; напряжение сводило челюсти так, что зубы болели. Шоссе подходило к очередному горящему городу, и тут мы увидели, что дорога полностью загорожена разбитыми машинами. Это не была специально построенная баррикада. Куда более было вероятно, что люди самоубийственно въезжали в этот завал. Объезда не было, а солнце уже висело очень низко.

Нам стало страшно. Этих мест мы не знали. И не знали, не увидим ли, свернув за угол, тысячу психов, перекрывших дорогу.

Я развернулся и съехал на первом же выезде. И поехал по сельским дорогам.

Мы нашли коттедж в лесу. Открытый и брошенный, он показался нам раем. Конечно, электричества не было, но вода из кранов шла, и в нем была кухня, где можно готовить на открытом огне.

Последние три дня шел дождь. Мы мало что делали, кроме как ели и спали. Вики с Энн долго ссорились, плакали, звали маму, впадали в долгие периоды молчания и снова начинали ссориться. Я съездил в ближайшую деревню — без людей, если не считать мертвых детей — и вернулся с полной машиной припасов, одежды, игрушек и игр. Девочкам стало лучше, потому что теперь было чем заняться.

Сейчас они спали наверху, а мы с их старшей сестрой ели спагетти и пытались придумать, что же нам, черт побери, делать дальше.

— Ты думаешь, эта обезьяна Слэттер был прав? — сказала Сара, отпивая вино. — Что так теперь во всем мире?

— Нет. Будь это даже ядерный удар, все равно должны быть обширные незадетые зоны. Если достаточно далеко проедем, найдем города, где все нормально.

Загрузка...
18

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...