Оценить:

Танец меча Емец Дмитрий




78

Багров уронил майонез.

— А Бабаня? — спросил он недоверчиво. — Ты же сама говорила… Она так и будет носить тарелки и кормить призрак кашкой?

Ирка выпустила рукав свитера, который вот уже несколько секунд безуспешно тянула с верхней полки.

— Бабане мы скажем правду… Сегодня же скажем. С тарелками пора завязывать! Думаю, не сразу, но, уверена, ей самой будет так легче, — сказала она ре­шительно.

Глава 19. Четвертый свет для светофора

В зазоре между «хочу» и «могу», «хочу» и «надо» — в этой зловоннейшей из дыр таятся миллионы копо­шащихся комиссионеров.

«Книга Света»

Мефодий закончил делать приседания. Внача­ле он десять раз присел с Дафной на плечах, потом еще пятьдесят сам, высоко выпрыгивая после каж­дого. Это помогало уходить от подрубающих ударов по ногам без опускания клинка и разрыва дистан­ции. Правда, с Ареем такая тактика едва ли сработа­ет. Мечник умел останавливать меч на любой фазе движения без утраты энергии удара — и легко могло случиться, что подпрыгнувший Меф приземлился бы прямо на любезно подставленный клинок.

Рядом на стуле стоял Чимоданов и, размахивая бутербродом с колбасой, орал:

— Выше! Четче! Подчеркиваю: не так напряжен­но! А где улыбка? Улыбку, я сказал!

Сэкономив на улыбке, Буслаев круговым ударом ноги выбил из-под него стул.

Меф тренировался так же напряженно, как и раньше, но вместо своего меча использовал учеб­ный. Даже когда он получил от Эссиорха ножны, недоверие к клинку сохранилось. Он помнил, как меч перестал ему повиноваться, и опасался, что та же ситуация повторится вновь, но уже с Дафной.

После занятий, уже стоя у раковины и обтираясь мокрым полотенцем, Меф смотрел, как в стоке за­кручивается вода, а вместе с водой крутится сере­бристая крышка от шампуня.

Крышка напомнила ему рыбью спину на Волге, в тот единственный год, когда они с Эдей туда ездили. Меф плыл в лодке и увидел крупного леща. Скорее всего, его оглушило катером, потому что лещ пла­вал кругами. Меф встал в лодке и ударил его веслом. Сильно ударил — даже в ручке весла отдалось. Че­ловека бы убило, а лещ все плавал. Меф бил снова и снова — испытывая ужас, но и азарт. Лещ почему-то не уходил вглубь, а все так же очерчивал круги, обе­зумев от боли и безысходности. В общей сложности Мефодий ударил леща раз тридцать. Потом все-таки оглушил и вбросил в лодку. От леща пахло чем-то нерыбьим — бензином или мазутом. Его даже кошки есть не стали, и он достался мухам.

Мефу было мерзко — с того дня, как его меч по­разил Троила, он впервые увидел себя изнутри. Ощу­тил, как в нем — не где-то в Тартаре, а в нем самом, шевеля тараканьими лапками, ползает серое, тухлое, сплавившееся с ним зло, в котором нет ровным сче­том ничего романтичного.

Дафна постучала в дверь ванной.

— Эй! Ты скоро? К тебе пришли!

— Кто?

— Дама с собачкой! — таинственно ответила Даф.

Дамой с собачкой оказалась Варвара. «Собачка» сидела рядом, занимая треть комнаты, и показывала Депресняку белые молодые зубы. Хитрый Депресняк отлеживался под диваном и дразнил ее, высовывая то хвост, то лапу. Со стороны могло показаться, что он струсил, но Дафна знала своего кота. План его со­стоял в том, чтобы заставить Добряка засунуть под диван голову. Целиком он туда бы не пролез, и го­лова досталась бы Депресняку для вдумчивого вы­царапывания глазок.

Добряк тоже это понимал, поэтому к дивану не совался.

— Я тут проходила мимо! Вижу окна и… а-апчхи! — начала Варвара и, не договорив, гром­ко чихнула. Она вся была ходячий вирус. Нос тек, глаза слезились. Даже антибиотики, и те дохли от встречи с ней.

Мефодий с Дафной закивали в две головы. Мо­сква — самый подходящий город, чтобы просто проходить мимо. Даже обитающие в соседних подъездах люди встречаются раз в месяц. Если же они живут в разных районах, то вероятность случайной встречи как у двух метеоритов во все­ленной.

Варвара заметила эти коварные кивочки и рыв­ком встала.

— Встреться с ним! — сказала она Буслаеву. Меф не стал спрашивать, с кем «с ним». Есть вещи

ясные по умолчанию.

— Зачем?

— Я не знаю, какие у вас с ним дела, но он этого хочет.

— Он тебе сам сказал? — не поверил Меф. Варвара вытерла рукавом нос.

— Он странный… Вообще почти не говорит. Толь­ко «дай», «положи», «возьми», как служанке. И смо­трит на медальон. Беседует с ним, как полный псих.

— На медальон? Может, на дарх?

— Дарх — это длинный такой? — наивно уточ­нила Варвара. — Нет, на медальон. Я подсмотрела, когда он напротив зеркала сидел.

— И что там внутри?

— Женщина какая-то. Думаю, его бабушка. Уж очень дряхлое все, исцарапанное… Увидься с ним, а? — Голос у Варвары сделался умоляющим. Ну, на­сколько он может быть умоляющим у охрипшего че­ловека, который кашляет через два слова на третье.

Мефодий вопросительно взглянул на Дафну.

— Я тебя никогда… — грозно начала она. — Лад­но, пущу! Иди!

— Мне в универ… — тоскливо вздохнул Меф. — Ну ладноть! Прогулы лекций — признак таланта. А вылететь с первого курса — вообще почерк гения.

У входа в общежитие озеленителей стоял крас­ный кузовной грузовичок. Брезент был откинут. Внутри Меф увидел двух живых баранов. Бараны просовывали морды наружу. У них были печальные кроткие глаза и влажные ноздри. Один баран по­зволил себя погладить. Другой пугливо шарахнулся, не столько от руки, сколько от близости крупного черного пса.

До Нового Арбата они добрались минут за сорок. Варвара тащилась еле-еле, часто присаживаясь от­дыхать. Меф вообще не понимал, как она дошла до их дома, а теперь идет обратно.

Загрузка...
78

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...