Оценить:

Ценой собственной жизни Чайлд Ли




68

Фаулер остался стоять. Ричер не отрывал от него взгляда.

— Я приглашаю свидетеля, — продолжал Фаулер. — Стиви Стюарт.

Малыш Стиви быстро встал, и Фаулер кивнул, приглашая его пройти к скамье свидетелей, рядом со столом судьи. Наклонившись, Боркен протянул ему книгу. Ричер не смог разглядеть, какую, но это определенно была не библия. Если только, конечно, библию не стали украшать свастикой на обложке.

— Ты клянешься говорить правду?

Стиви кивнул.

— Клянусь, сэр.

Отпустив книгу, он повернулся к Фаулеру, готовый отвечать на первый вопрос.

— Те пять ошибок, о которых я говорил, — сказал тот. — Ты видел, как Лодер их совершил?

Стиви снова кивнул.

— Да, он их совершил.

— Он отвечает за них? — продолжал Фаулер.

— Конечно, отвечает. Все время, пока мы были в отъезде, Лодер строил из себя большого босса.

Фаулер кивком отпустил Стиви на место. В зале воцарилась тишина. Понимающе усмехнувшись присяжным, Боркен повернулся к Лодеру.

— Ты хочешь что-нибудь сказать в свою защиту? — тихо спросил он.

Боркен произнес это тоном, подразумевавшим полную абсурдность любых попыток оправдаться. В зале стояла тишина. Полная. Боркен обвел взглядом присутствующих. Все глаза были прикованы к затылку Лодера.

— Ты хочешь что-либо сказать? — снова спросил Боркен.

Лодер смотрел перед собой. Не говоря ни слова. Боркен повернулся к присяжным, застывшим на старой, потертой скамье. Вопросительно посмотрел на них. Все трое, как-то съежившись, зашептались. Затем тот, что сидел слева, встал.

— Виновен, сэр. Бесспорно, виновен.

Боркен удовлетворенно кивнул.

— Благодарю вас, джентльмены.

Толпа загудела. Обернувшись к залу, Боркен усмирил его одним взглядом.

— Я должен вынести приговор, — сказал он. — Как известно многим из вас, Лодер мой старый знакомый. Нас связывает многое. Мы друзья с детства. А дружба значит для меня многое.

Остановившись, Боркен посмотрел на Лодера.

— Однако есть вещи, которые для меня важнее дружбы. Выполнение приказа. Я в ответе за наше рождающееся государство. И иногда соображения государственного масштаба необходимо ставить превыше всего остального.

Собравшиеся в зале молчали. Затаив дыхание. Боркен выждал. Затем бросил взгляд поверх головы Лодера и едва заметно кивнул охранникам. Те, подхватив Лодера под локти, рывком подняли его на ноги. Вывели из зала. Встав, Боркен обвел взглядом толпу. Затем развернулся и вышел через двустворчатую дверь. Собравшиеся стали шумно подниматься со скамей и спешить к выходу.

Ричер увидел, как охранники подвели Лодера к столбу на лужайке за домом суда. Боркен проследовал за ними. Дойдя до столба, охранники с размаху толкнули Лодера на него, лицом. Потянули за руки, прижимая его грудью к облупившейся белой краске. Боркен приблизился к Лодеру сзади. Достал из кобуры «ЗИГ-Зауэр». Щелкнул предохранителем. Дослал патрон в патронник. Приставил дуло Лодеру к затылку и нажал на спусковой крючок. Брызнуло алое кровавое облако, и над горами раскатилось гулкое эхо выстрела.

Глава 26

— Его зовут Джек Ричер, — сказал Уэбстер.

— Отлично, генерал, — заметил Макграт. — Полагаю, его помнят.

Джонсон кивнул.

— Военная полиция тщательно хранит свои архивы.

Все четверо по-прежнему находились в командном центре авиабазы Петерсон. Десять часов утра, четверг, третье июля. Из факса выползал длинный рулон с ответом на запрос. Лицо на фотографии было тотчас же опознано. Послужной список был запрошен из архива Пентагона.

— Теперь вы его вспомнили? — спросил Броган.

— Ричера? — задумчиво переспросил Джонсон. — Не могу сказать точно. Чем он отличился?

Уэбстер и адъютант генерала стояли у факса и читали выползающий ответ. Перевернув свиток, они медленно отходили к двери, не давая ему опуститься на пол.

— Так что же он натворил? — нетерпеливо спросил Макграт.

— Ничего, — ответил Уэбстер.

— Ничего? — повторил Макграт. — Почему он значится в архиве, если за ним ничего не числится?

— Потому что он был одним из них. Майор Джек Ричер, военная полиция.

Адъютант пробежал взглядом по длинному свитку.

— Серебряная звезда, две Бронзовых звезды, «Пурпурное сердце». Чертовски отличный послужной список, сэр. Видит бог, этот парень — настоящий герой.

Раскрыв конверт, Макграт достал снимки, полученные с кассеты видеонаблюдения, черно-белые, неувеличенные, зернистые. Выбрал первый, на котором присутствовал Ричер. Тот, где он выхватывал из рук Холли костыль и плечики с одеждой. Макграт бросил снимок на стол.

— Да уж, герой!

Склонившись над столом, Джонсон вгляделся в снимок. Макграт положил вторую фотографию. Ту, где Ричер держал Холли за руку в окружении еще двоих похитителей. Взяв снимок в руки, генерал внимательно изучил его. Макграт не смог определить, смотрит он на Ричера или на свою дочь.

— Ему тридцать семь лет, — зачитал вслух адъютант. — Уволился четырнадцать месяцев назад. Академия Вест-Пойнт, тринадцать лет безупречной службы, в самом начале героический подвиг в Бейруте. Сэр, десять лет назад вы сами прикололи ему на грудь Бронзовую звезду. У этого Ричера выдающийся послужной список. Он был единственным победителем Уимблдона, кто служил не в морской пехоте.

Уэбстер удивленно посмотрел на него.

— Он что, играет в теннис?

Адъютант усмехнулся.

— Не того Уимблдона. Школа снайперов морской пехоты ежегодно устраивает турнир по стрельбе, кубок Уимблдона. Для снайперов. Открытый для всех желающих, однако победу в нем всегда одерживают представители морской пехоты кроме того единственного года, когда кубок достался Ричеру.

Загрузка...
68

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...