Оценить:

Знак Трёх Хантер Эрин




14

Листвичка покачала кончикам хвоста и честно призналась:

— Я пока не решила.

И тут, как назло, снаружи послышался громкий крик Тростинки:

— Остролисточка!

— Беги скорее, — подтолкнула ее к выходу Листвичка. — Мало тебе сегодняшних неприятностей?

Распушив шерсть, Остролисточка выбралась из ежевики и со всех лап бросилась к детской. Ну и ну! Она только что придумала, как будет служить своему племени. Она еще докажет всем, что тоже чего-то стоит!

Она станет следующей целительницей Грозового племени.

Глава V

Львенок проснулся в своем гнездышке. Холодный ветер ерошил его золотистую шерстку.

«Где Воробьишка?»

Он привык спать рядом с братом, но место под его боком пустовало.

Потом он все вспомнил.

Живот у Львенка свело от страха, когда он вспомнил распростертое тело брата на краю поляны. «Он поправится!» — торопливо сказал он себе.

Но вчера, когда он увидел Листвичку и Ежевику, склонившихся над телом Воробьишки, Львенок подумал, что братишка погиб. Дрожь пробежала по его телу от ушей до кончика хвоста. Львенок повернулся к сестре, черная шерстка которой совершенно терялась в темноте, и торопливо ткнул ее носом.

— Мне холодно без Воробьишки!

— Он скоро вернется, — пробормотала сестра, не разлепляя глаз.

— Мне плохо без него!

— Он никуда не делся, спит на другом краю поляны и через день-два будет здесь, — Остролисточка перекатилась на другой бок и прошипела: — Спи!

В следующий миг ее дыхание вновь стало ровным, и она уснула.

Но Львенок никак не мог избавиться от своей тоски. Воробьишка должен был спать здесь, рядом, как всегда.

Он закрыл глаза, но тут же снова увидел тело брата, безжизненно лежащее на земле. «Это ведь я придумал сбежать из лагеря! Какая дурацкая затея! Воробьишка едва остался жив, а лисята чуть не разорвали нас с Остролисточкой…»

Львенок встал и вылез из своего гнездышка. Ему нужно было глотнуть свежего воздуха, чтобы успокоиться.

Он с опаской вгляделся в угол детской, где спала Ромашка. Ее длинная светлая шерстка смешивалась с серой шкурой Тростинки. Во сне у Тростинки подрагивали усы, оба ее котенка сопели, тесно прижавшись к материнскому боку. Если он попробует разбудить королев, чтобы попросить разрешения выйти, они ужасно рассердятся, и будут правы. И вообще, он ведь вернется еще до того, как они проснутся!

Махнув хвостом, Львенок протиснулся мимо спящей Остролисточки и выбрался наружу.

Холодный ночной воздух ущипнул его за нос, а промерзлая земля обожгла холодом лапы. Из леса доносились запахи дичи. Вот вдалеке тревожно вскрикнула какая-то птица. Львенок запрокинул голову, уставившись на Серебряный Пояс, раскинувшийся на угольно-черном небе. Хорошо, что Звездное племя не стало забирать к себе Воробьишку и позволило ему остаться здесь, на земле! Не пойти ли ему взглянуть на брата? Листвичка, должно быть, крепко спит и ничего не заметит.

Юркая в густую тень, Львенок отлично знал, что ему запрещено без разрешения покидать детскую. Когда он крался мимо колючей изгороди, преграждавшей вход в лагерь, сердце его колотилось так сильно, что он испугался, как бы всех не перебудить. Львенок со страхом обвел глазами поляну и вдруг понял, что он не единственный, кому не удалось уснуть этой ночью. В густых сумерках он разглядел поджарую кошачью фигуру, а за ней еще одну.

Львенок нырнул под ветку и забился в колючие заросли, чтобы его никто не заметил. Потом осторожно выглянул из колючек и впился глазами в темные тени. «Ага, это Дым и Долголап!» — узнал он, когда коты выступили в небольшое пятно лунного света посередине поляны.

— Они возвращаются, — сказал длинноногий воин Дыму.

— Отлично, — кивнул тот.

Львенок насторожил ушки. Внезапно он различил, как за колючей стеной зашуршали прихваченные морозом листья. Ветки вздрогнули, и на поляну выбежали Ураган с Бурым, ходившие в полночное патрулирование.

— Какие новости? — заторопился к ним Дым.

— Все спокойно, — ответил Ураган.

Львенок еще глубже вжался в колючки. Вообще-то он всегда мог сказать, что ходил закапывать свою грязь, но ему вовсе не хотелось возвращаться в детскую.

Бурый выплюнул зажатую в зубах мышь и проурчал:

— Как же здорово снова поохотиться в лесу!

— Вы обошли новую границу на краю опушки? — спросил Долголап.

Бурый кивнул.

— Что и говорить, племя Теней отлично ее пометило! Однако они ни на коготь не заступили на нашу территорию.

— Пусть только попробуют! — прорычал Дым. — Довольно и того, что Огнезвезд уступил им кусок нашей земли. Если я поймаю хоть одного Сумрачного воина на нашей стороне границы, я с него шкуру спущу!

— Они не посмеют! — рявкнул Бурый.

— Но посмели же они в тот раз, когда Огнезвезд им уступил, — возразил Долголап и выразительно посмотрел на длинный шрам, украшавший бок Бурого со времени памятной стычки из-за территории вдоль берега ручья, что брал свое начало на поляне Двуногих. Племя Теней первым заявило права на эту территорию, и Огнезвезд, не желавший нового пролития крови из-за скудного, не предназначенного для охоты отрезка земли, уступил его соседям.

— Этот клочок не стоил того, чтобы за него драться, — фыркнул Ураган. — Огнезвезд правильно сделал.

— Грозовое племя никогда и никому не уступало своей земли, — вздыбил шерсть Дым.

— Это точно, — кивнул Бурый.

Долголап возбужденно обернулся к нему, хлестнув себя хвостом по боку, но бурый воин невозмутимо продолжил:

— Вот только участок тот совсем голый, на нем даже кустов почти нет. К тому же, с наступлением сезона Зеленых Листьев туда хлынет орава Двуногих.

Загрузка...
14

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...