Оценить:

Смело мы в бой пойдем… Орлов Борис, Авраменко Александр, Еще Кошелев Александр




77

Стенограмма телефонного разговора Верховного Правителя России А. Ф. Кутепова и Фюрера Германии А. Гитлера. 1939 год

(Для удобства чтения дан русский синхронный перевод)

— Здравствуйте, Фюрер.

— Добрый день, Верховный Правитель.

— Фюрер, у нас проблемы на Дальнем Востоке.

— Я в курсе происходящих там событий, Верховный Правитель.

— Отлично. Но положение ухудшается с каждым днём. Нам необходима помощь от союзников, Фюрер.

— Согласно нашему договору, последняя техника уже отправлена морским путём, Верховный Правитель. Солдат я не могу дать. Вы и так ополовинили мои автороты.

— Я понимаю это, Фюрер, и всемерно вам благодарен за вашу неоценимую помощь. Вы не можете представить, как для нас сейчас важны ваши тягачи. На них единственная надежда, что нам удастся сбить беспрерывный натиск японцев. Надеюсь, что поставки сырья и стратегических материалов с нашей стороны выполняются в полном объёме?

— О, да! Мои заводы работают на полную мощность. Но всё-равно, мы не успеваем обеспечить задуманную нами операцию в полном объёме.

— Мне очень жаль.

— Я понимаю, что вам жаль, понимаю, что все боеприпасы, произведённые вашими заводами уходят на фронт. Я знаю это. Но если бы вы дали мне хотя бы десять процентов продукции Тульских и Сестрорецких оружейных заводов, то мы могли провести компанию не за два года, а за один!

— Ничем не могу помочь, Фюрер… Экономика страны на пределе, всё производство работает в три смены, и то ощущается острая нехватка боеприпасов. Если я выделю вам требуемое, то жёлтые прорвут фронт, и тогда катастрофа.

— Я разбираюсь в военном искусстве, Верховный Правитель. Поэтому не настаиваю. Но вы же понимаете, что мы теряем ещё целый год! И этот год потом будет оплачен арийскими жизнями!!!

— Не могу, Фюрер. Не просите. Лучше мы потеряем один год, но наш Союз выживет, или мы сейчас выполним задуманное в Европе, но вы потеряете Россию. Что хуже? Или вы забыли, чем закончилась прошлая война?

— С вашей стороны бестактно напоминать о поражении Германии, Верховный.

— Извините, Фюрер. Я сорвался. Только что пришло сообщение о высадке морских десантов в районе Владивостока и попытке прорыва к заводам Гергиевска-на-Амуре. Отбиты с тяжелейшими потерями. Пришлось мобилизовать всё мужское население от четырнадцати до шестидесяти лет, а так же призвать в части женщин от двадцати до сорока лет…

— Всё так серьёзно?

— Дальше некуда…

— Я могу предоставить вам на месяц две тысячи транспортных самолётов. В Европе на первом этапе они мне не понадобятся. Но вы должны будете обеспечить их всем необходимым. Кроме того, у меня есть великолепный аппарат Вилли Мессершмита, для него топлива не требуется.

— Конечно! Спасибо, фюрер! Это нас очень выручит и позволит улучшить снабжение фронтовых частей.

— Я рад, что смогу вам помочь, Верховный Правитель, но…

— Нет, лучше не просите. Это невозможно. Единственное, чем могу помочь — это увеличить поставки металла и хлопка. Добавить процентов пятьдесят бензина. Это всё.

— А как же обещанные танкисты?

— Это будет. Хотя они мне нужны на Дальнем Востоке, но дам. Без вопросов. Более того, после первой фазы можете забрать их технику. Ручаюсь, такого вы ещё не видели!

— Что-то новенькое?

— Да, но не совсем удачное, хотя наши ребята кое-чего добились, но не до конца. Сейчас у них гораздо лучшие проекты.

— Но может…

— Фюрер! Не могу. Я всё понимаю, но против десяти миллионов жёлтых войск и пятисот миллионов населения у меня всего триста тысяч поставленных под ружьё людей на Дальнем Востоке, и переброска войск из Центральной России сдерживается пропускной способностью дорог.

— У вас же куча лагерников!

— Практически никого. Они все строят дороги. Все.

— Неужели так плохо?

— Гораздо хуже чем вы можете себе представить, Фюрер. Скажу вам больше — судьба России висит на очень тонком волоске. И к нему приставлены ножницы.

— Думаю, что всё обойдётся, Верховный Правитель. Когда наши войска выполнят первую фазу. Через год мы увеличим совокупный объём продукции в три раза, а ещё через год — в пять и более. Нам надо продержаться только это лето…

(Конец стенограммы)

ИВТ. Гауптман Михаэль Шрамм

До тридцать девятого года я в испытательной команде был. Работы было — целый океан. Бывало, сутками со взлётного поля не уходили, гоняли машины до полного изнеможения. Институт наш в глухой тайге находился, при нём аэродром бетонированный, ветка железнодорожная, завод опытных машин, лаборатории всякие. При институте ещё посёлок небольшой, где персонал обитал и лагерь особого режима, для заключённых, которых для опытов использовали. Туда приговорённых к смерти посылали, и на них наши халаты проверяли всякие новинки: гермокабины новейшие, перегрузки различные на центрифугах и катапультах, препараты некоторые медицинские. А что такого? Во первых, всё равно они к смерти приговорены, а во вторых, пускай хоть таким образом Родине послужат. Раз в год отпуск мне полагался, на две недели. Первый год я в Германию летал, к дяде с тётей, навестил. Они меня увидели, расплакались от счастья. Дядя Карл прослезился, увидев меня при полном параде, гордился мной ужасно. Бывало по городку нашему идёшь, полицейские и пожарники честь отдают, ребята молодые от зависти слюной захлёбываются, девчонки молодые краской заливаются и краснеют так, что начинаешь опасаться, как бы не загорелись от смущения. Приятно, чёрт возьми… А на второй год я не поехал, мы как раз новую машину испытывали, «Хейнкель-178». Поначалу намучались с мотором, ну не тянул этот «Хирт» его никак! А потом Люлько вместе с Вальтером засели, чего-то там мудрили, мудрили, из мастерских не вылезали, только через четыре месяца поднял таки я его в воздух. Ощущения, конечно, непередаваемые, ни тряски, ни винта перед носом. Мягко идёт, уверенно. Только вот недолго, максимум на пятнадцать минут движка хватает. Я, правда, один раз восемнадцать минут его на режиме держал, так турбина — вдребезги, как посадил — сам не знаю… Правда, к концу года ресурс до часа работы довели, и показали мне чертежи двух машин перспективных, «Р.1065» Мессершмита, бомбардировщика-штурмовика, и «Р.1071», Хейнкеля истребителя-перехватчика… Но опять же, всё в двигатели упиралось… А весной тридцать восьмого двух инженеров расстреляли, Пороховщикова и Курчевского. Эти господа тоже двигателями занимались, и от большого ума втайне от начальства велели технологическую цепочку изменить, под свою ответственность. Ну, работяги чего — им начальство велело, они и делают, никуда не лезут. За лишнее любопытство у нас сразу, разговор короткий, в концлагерь, невзирая на национальность… И получилось, что двигатель не работал нужное время из-за того, что эти два деятеля от большого ума рабочие лопатки турбины чуть ли не из чистого олова велели делать. А этот металл, всем известно, очень легкоплавкий. Из-за этого и работали наши «HeS 3B» по шесть минут поначалу, а потом турбина в хлам. Двигателисты мучаются, понять ничего не могут, а сундучок с монетками просто открывался. В общем, пошло дело сразу, когда весь опытный цех перешерстили. И перед вторым отпуском мы «178-ой» нормально научили летать, по часу в воздухе держали, и ничего. На большее горючки не хватало. А когда я на Восточный фронт отправлялся, наши «яйцеголовые» уже на изготовление опытной партии отдали и «Мессершмитт», и «Хейнкель»… Одним словом, убыл я в отпуск и встретился опять с Севой. И ещё кое с кем. Об этом и расскажу…

77

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор