Оценить:

Смело мы в бой пойдем… Орлов Борис, Авраменко Александр, Еще Кошелев Александр




67

Я молчу. Чёрт их знает, этих итальянцев и их кухню! Из всей и кухни мне вспоминаются только макароны (спагетти) и лепёшки с сыром и рыбой. Пицца! Воскресное блюдо итальянских рыбаков! Я читал об этом в детстве в популярном журнале «Вокруг Света». Я быстро озираюсь — нет, на столах вроде бы нет ничего не похожего на лепёшки…

— Мне очень нравиться пицца.

Муссолини очень удивлён. Он внимательно смотрит мне в лицо, потом широко, до ушей, улыбается. От этого он становиться похожим на лягушку.

— Пицца, капитано? Но, Мадонна миа, какая именно?

И он высыпает на меня целую пулемётную очередь из названий, ухо выхватывает что-то похожее на Неаполь…

— Неаполитанскую, Дуче.

Он изумлён. Нет, поражён. Нет, изумлён и сражён на месте! Он спрашивает меня: знают ли в России пиццу? Знают. Пробовал ли я её? О да, неоднократно (ложь во спасение). И как? Очень вкусно. Муссолини заверяет меня, что обязательно доставит мне это удовольствие…

Обер-лейтенант Макс Шрамм. Дальше. Москва. 1937 год

После Римского награждения в самолёт нас штабелем укладывали, граппа штука забористая, хоть и противная до ужаса. Зато ребята они душевные, правда мы уже потом набрались, после церемонии. Дуче прогнуться решил перед союзниками и нам по такой разлапистой висюльке с Всеволодом Львовичем повесили: Здоровенные такие «Кресты за колониальные заслуги». Мы замучались на жаре два часа стоять, пока Муссолини речь толкал, челюстью двигал своей знаменитой. Видно было, что всё наспех делали, наверное донесли ему поздно. Поэтому они и в Испании всё время с начищенной мордой ходят. Берсальеров своих он вдоль дороги выстроил, флаги разные развесил, гирлянды, а вот нормально перевод речей обеспечить не мог… Потом, правда, обидно немного стало: Муссолини, гад, речь толкнул, руками помахал и смылся, не попрощавшись. Свита, чтобы неловкость загладить — нас быстрее на аэродром. Едем мы, кортеж сзади, вдруг видим — ресторанчик такой, симпатичный, народ то разбежался уже давно с улиц… Ну, Сева недолго думая: Хальт! Водитель как вкопанный… Майор из машины выходит, в магазин на глазах изумлённых макаронников заваливает, а через пару минут — назад. А в руках у него здоровенная бутыль, оплетённая прутьями и четыре бутылки с шампанским, ледяным… Помню, он потом ещё монахов строевому шагу обучал. И вроде научил, но это я уже не помню, отчётливо… Потом в нейтральном Белграде заправлялись, там сливянка была, это уже я какого то пацана отправил на поиски… В Бухаресте просто вином лечились, его там море разливанное, нас там ещё в здоровенный «Сикорский» пересадили, рейсовый, а там уже и Россия… Подлетаем, на посадку пошли, стюардесса из кабины высовывается вдруг и всем пассажирам: Брям, бряк! Вижу, Сева улыбается, но ничего не говорит. Заело меня это, и решил я русский язык выучить, всем назло. Наконец приземлились. Кончило нас трясти, машина остановилась, а нас не выпускают. Майор меня по руке похлопал, мол, не нервничай, сейчас выпустят. Пол часа где то ждали, потом девочка подошла и нас к выходу попросила, причём только нас с Севой. Ну, подошли мы к выходу, дверь открыли, и сразу музыка по ушам как врезала… В Киеве нас целая толпа народа встречала, оркестр гимны наяривает, наш и русский. Юные кутеповцы в парадной форме своей чёрно-коричневой шпалерами стоят, это что-то вроде нашего родного «Гитлерюгенда», вдоль здоровенной ковровой дорожки красного цвета через весь аэродром и орут во все молодые глотки:


Русский и немец братья навек
Крепнет единство народов и рас
Плечи расправил простой человек
С песней шагает простой человек
Гитлер с Кутеповым слушают вас,

— а потом припев идёт у них такой:


Москва-Берлин, Москва-Берлин,
Москва-Берлин,
Идут, идут вперёд народы
За светлый путь, за новый мир
Под знаменем свободы.

Причём, что интересно, куплет на русском, куплет на немецком, шпаков гражданских море, дамочки нас цветами посыпают, плачут, визжат, в истерике бьются. Я ещё такого энтузиазма ни разу в жизни не видел. Прошли мы по этой дорожке, мне даже неудобно как то, встречают нас в конце куча военных, и чины у всех… самый мелкий — полковник. А впереди архиепископ, что ли, в полном церковном облачении, но тоже с погонами, тут Сева к ручке его приложился, а я просто честь отдал, он меня в ответ крестом осенил, кивнул милостливо, и повели нас к автомобилю. Стоят лимузины роскошные, все флажками изукрашенные нашими и русскими, усадили, словом, и повезли куда-то. Еду я, любуюсь. У Дуче в Риме постановка ещё та была, но здесь его переплюнули далеко: везде плакаты, где Гитлер с Кутеповым в обнимку стоят при полном параде, а на заднем плане куча англо-французских трупов лежит вперемежку с самолётами и танками. Поперёк улиц транспаранты с приветствиями, вроде: Слава непобедимым героям-освободителям! Смерть англо-французской плутократии! Долой сионистских банкиров! А с балконов цветы летят охапками, хорошо хоть из корзин их вынимать не забывают. Вдоль всего пути следования члены Всероссийского Корниловского Союза Молодёжи при полном параде: у всех рубашки такие, однобортные чёрные, называется «косоворотка», брюки непонятного покроя коричневые, и сапоги до колена, и прёт от этих сапог невыносимо. Не пойму чем, но вроде бы смазкой для тележных осей. В общем, полный абзац… Наконец, привезли нас на железнодорожный вокзал, там-то я вообще обалдел — представляете, картина здоровенная, от крыши и до самой площади привокзальной. А на той картине значит, все трое стоят — в середине, значит, Бенито Муссолини, Дуче. Слева — Александр Николаевич, Верховный, справа — Адольф наш, Фюрер. А самое-то интересное что знаете? За всю жизнь не догадаетесь — вы себе и представить подобное не можете: стоят они на палубе штурмтрегера «Император Александр III», который под нашим немецким флагом идёт, а взлетают с него итальянские «Макки-Кастольди». Одним словом — обалдеть… Ну, тут нас на вокзале ещё поприветствовали, командующий гарнизоном такую речугу толканул, что довёл всех до полного обалдения. Наиболее экзальтированые дамочки даже в обморок стали падать. А мы, герои, стоим, головами киваем, поддакиваем, а сами об одном думаем — похмелиться бы не мешало… Ан нет, не вышло. У русских в отделе пропаганды люди опытные сидят, знают, как офицеры пить умеют, поэтому в ресторане ничего крепче кофе не было, и приехали мы в Москву трезвые, как стёклышки. Вывалились из специального купе, а нас уже на перроне лимузины ждут, двенадцатицилиндровые правительственные «Руссобалт С-100». Быстро под ручки, запихали внутрь, без всякой пышности и шума, и повезли в гостиницы, только москвичей — по домам. Вещи бросить. Гостиница оказалась новая, только недавно построенная. «Москва» — прямо напротив старинного замка, в котором у русских правительство находится. Кремль называется.

67

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор