Оценить:

Смело мы в бой пойдем… Орлов Борис, Авраменко Александр, Еще Кошелев Александр




66

Капитан Всеволод Соколов. Рим. 1937 год

Рим… Мы выходим на вокзале. «Выходим», — сильно сказано. После Берлина обмывали ордена. Сначала по-немецки: каждый кавалер встаёт, произносит краткий спич, потом мы все пьём, по выбору награждённого… Когда обмывали орден соратника Сахарова, некоторые немцы (да и наши) уже начинают падать. Илья Константинович заплетающимся языком произносит: «Дай Бог, чтоб не последний!» и сам тяжело садиться мимо стула. За полковником мой черёд. Что я говорю — сам не понимаю. Бокал с «Kirschenwasser» (я люблю вишнёвую настойку) выписывает в моей руке замысловатые фигуры. После тоста я слышу явственное «Mein Gott», с трудом понимаю, что произнёс это сам, и наступает темнота…

Следующий день приносит головную боль, тремер рук, морскую болезнь. Но после благословенного стакана портера и стопки водки с капустой и сосисками жизнь опять входит в норму… Через час все опять собираются и мы начинаем обмывать ордена по-нашему: в вагоне-ресторане взята хрустальная крюшонница. В неё бросают ордена, заливают продуктом господина Шустова (честь ему и хвала во веки веков!) и пускают по кругу. В чашу кладут только по три ордена зараз, поэтому после тридцать шестого ордена…

…Я обнаруживаю у себя на коленях Макса, который, в свою очередь, держит у себя на коленях (и всё это на мне!) двух очень легко одетых (у одной наколка и один чулок, у второй — браслет на левой руке) девиц. Я собираюсь указать обер-лейтенанту на недопустимость подобного поведения, но почему-то начинаю идиотски хихикать. Дальше — купе, тонкие пальцы, что-то требующие от меня, чье-то горячее дыхание на моей шее… А потом: «Господа, наш состав прибывает в столицу Итальянского Королевства, город Рим!»

И вот мы на перроне. Оркестр королевского гвардейского полка берсальеров рубит «Встречный Марш». Мы строимся в шеренгу (почти ровную!) и стоим по стойке «Смирно!», пока к нам широкими шагами идёт Дуче. Я всматриваюсь в его лицо: на фотографиях он выглядит другим. У Муссолини лицо усталого человека, грузчика после смены, крестьянина после страды… Под глазами — тяжёлые набрякшие мешки. Дуче останавливается передо мной. Он что-то спрашивает — переводчик репетует: «Как Вы оцениваете участие итальянских войск в кампании, капитан?»

— Ваши солдаты бьются как львы, Дуче.

— Но по моим сведениям, среди награждённых тремя лидерами всего четверо итальянцев.

— Итальянцы не менее храбры или умелы, нежели мы. Просто мы — быстрее. Мы успевали первыми.

Я вспоминаю тех итальянцев из «Литторио», которых встретил у Сарагосы. Более напуганных солдат я не видел…

— Я тоже так считаю, капитан, и мне приятно, что герой из далёкой братской России держится того же мнения.

Я козыряю в ответ, но Муссолини уже идёт вдоль шеренги дальше. Я задумываюсь о странном свойстве собственной физиономии: со мной обожают беседовать случайные люди. Чаще всего — пьяные…

В открытых автомобилях нас везут по Великому Городу. Urbi et orbi… Городу и миру… В Риме, как и Берлине стоят шпалерами чернорубашечники и карабинеры. Людское море по сторонам. Флаги, флаги, флаги… И цветы, целое море цветов. Наш автомобиль усыпан цветами. Неожиданно на ум приходит дикое сравнение: вот так же, весь усыпанный цветами, плыл над людским морем гроб с телом Корнилова…

В королевском палаццо — большой приём. От изобилия золота, разноцветных шелков и пёстрого мрамора начинает болеть голова. Короткую речь произносит король. Длинную — Муссолини. К огромному сожалению, в Риме нет синхронного перевода, как в Берлине, поэтому короткая речь становиться длинной, а длинная — бесконечной. Дуче выкрикивает фразу, потом переводчики толмачат, сначала на немецкий, а затем на русский языки. И всё повторяется, точно бежит по кругу арены цирковая лошадь. Я скашиваю глаза: слева от меня сидит штабс-капитан Супрун. На его лице застыла безнадёжность. Направо — посмотреть на Сахарова. Полковник в полном отчаянии. Я стискиваю кулаки: Господь Вседержитель! Когда же кончится эта говорильня, этот бессмысленный перебор лозунгов…

О счастье! Наконец! Вызвали первого немца. Ему вручён крест, безобразный, как сам приём. Затем второго. Третьего. И далее по списку.

Услышав своё имя я выхожу вперёд. Король пожимает мне руку. У него мягкая, вялая рука, которая напоминает пухлую ручку моей престарелой тётушки. Вождь же жмёт мне по настоящему. У него крепкая рука и он стискивает мне ладонь стремясь продемонстрировать свою силу. Можно конечно побороться, тем более, что шансов у Дуче немного. Я в пальцах алтын гну. Но обидеть итальянского диктатора страшно. Поэтому я только напрягаю ладонь и не даю ему свести пальцы. Муссолини хлопает меня по плечу. Он говорит (через переводчика), что рад увидеть не только отважного, но и сильного русского офицера. Такими он нас себе и представляет.

После награждения — банкет. С учётом двух дней непрерывных возлияний мы держимся неплохо, хотя и стараемся не налегать на спиртное. На столе множество итальянских лёгких вин, которым сегодня предстоит заменить коньяк и водку. Кормят вкусно, но мало. Закусочки, паштетики, жульены, тартинки… Рядом со мной возникает офицер из свиты Муссолини:

— Дуче хочет вас видеть…

Мы пробиваемся через людской водоворот, Вождь разговаривает с кем-то, но увидев меня обращается ко мне:

— Как вам нравится приём, господин Соколов?

— Я восхищён, Дуче.

— Как вы находите итальянскую кухню?

— О, я восхищён, Дуче.

— А какое блюдо итальянской кухни вам нравится более других?

66

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор