Оценить:

Смело мы в бой пойдем… Орлов Борис, Авраменко Александр, Еще Кошелев Александр




56

— Слава России!

— Героям — слава!

На улицах унтерменшами и не пахнет, они их всех в Районы Компактного Проживания выселили, красота! Ну, добрались мы до Москвы, там на Казанский вокзал, благо, нам билеты так выдали, что через два часа после прибытия в Москву уже в Казань убывать. Мы с дури на извозчика сели, а он нас вздумал вокруг площади возить, Казанский вокзал то напротив был… Да не учёл, бедняга, что ориентированию на местности в незнакомом городе охранные отряды в первую очередь учат. На втором круге Рудольф, попутчик мой, не выдержал и заехал ему в ухо. Тут шум, гам, полиция. Полицейский ни бельмеса по-нашему, но на сторону извозчика сразу стал, видно было, что старые знакомцы, мы — ни слова по-русски. Хорошо тут какой-то офицер проходил мимо, услыхал как я матом крою, подошёл и стал разбираться. Я смотрю, у него на кителе золотой значок ЕРП с цифрой 10 000, и ордена висят, Георгии… Шепчу ему тихонько: Геноссе, ты на наши гражданские костюмы не смотри — мол, мы из Берлина, эсэсовцы, командированные, а нас тут обмануть решили. Выслушал нас партайгеноссе, извозчика за воротник и военному патрулю, а городового — Апостолам Веры. У них так службу Духовной Чистоты называют. Когда того уводили, он всё орал, что мол двадцать пять лет в Армии отслужил, что унтер-офицер Жуков его зовут, Георгий Константинович. Пока один из батюшек ему кляп в рот не вогнал и мешок на голову не натянул. Я офицера спрашиваю, что с полицейским будет? Тот в ответ хмыкнул, мол, если не виноват — отпустят, а виноват, так либо в концлагерь, либо сразу, приговор без пролития крови. В газовую камеру. Меня даже передёрнуло. Жёстко у русских… Ну, проводил он нас, сели мы в вагон и поехали. И кто бы вы думали нас в Казани встречал? Наш московский знакомый… Он-то туда самолётом добрался, как белый человек. Загрузил нас в грузовик, тент застегнул наглухо, и поехали мы неведомо куда. Долго нас везли, всю ночь. Правда, два раза останавливались на пять минут, чтобы оправиться. Наконец приехали. Ночь, хоть глаза выколи — одинаково ничего не видно, тучи видно низко, и звёзд не видать. Привели в казарму, легли мы спать. Едва легли, команда над ухом:

— Подъём!

Повскакивали, мечемся. Ничего сообразить не можем, тут фельдфебель по нашим спинам палкой прошёлся, сразу дошло, что к чему. Повели нас на медосмотр. Там из нас всё что можно и нельзя выкачали, на центрифугах и других хитрых аппаратах провертели, зрение и слух проверили, и только потом в столовую отвели. Но кормят у них — объедение! Правда, блюда непривычные, но вкусно до неприличия — я о таком в Германии и мечтать не мог. Поели, нас в каптёрку отвели и обмундировали, комбинезоны, повседневная форма, рабочая, сапоги, валенки, шапки всякие, шлемы, пришлось трижды до казармы и назад имущество выданное носить. Наконец нас назад в казарму отвели и начался первый урок. Портянки учились наматывать. Нет, мне поначалу это такой дикостью показалось, а потом, когда на себе испытал, что это на самом деле такое, тогда вот всю мудрость этого приспособления понял. Русские только из-за того, что у них солдаты портянки носят, а в других армиях носки, любую войну выиграть могут! Потом ужинать нас отвели, уже по форме одетых, и разрешили после этого спать лечь, а то мы уже больше суток на ногах, качать нас начало. А утром подъём, одеться до пояса, и кросс, потом зарядка, приведение себя в порядок, завтрак, и на занятия. Только там мы узнали, что попали в танковую школу. Батальон наш учебный из четырёх рот состоял: три русских и одна наша, германская. А вот инструктора наоборот, почти все русские. И порядки в школе тоже, русские, правда, для нас — с поправкой на немецкий образ жизни. Но вот из СС только нас четверо было, я, Рудольф Хайнике, Александр фон Шлоссберг и Отто Кнатц. А наш командир, штабс-капитан Соколов, сразу строго предупредил, чтобы мы никому, даже своим не говорили, что мы из охранных отрядов. И натаскивали нас по особой программе, немного от общей отличающейся. Больше у нас физической подготовки было, теории, а так же изучали мы не лёгкие панцеры «Т-26» и «БТ-5», а новейшие, секретные образцы: Т-28 и Т-35, ещё опытные. Их буквально за сутки до нашего приезда сюда доставили. И пока мы в поезде тряслись, Берлин и Москва лихорадочно всю программу обучения для нас согласовывали и утрясали. Три года нас дрессировали, потом мы в Германию вернулись, сразу нас поставили командирами танковых рот, и тут уже мы стали своих ребят учить, командира нашего, Всеволода Львовича добрым словом вспоминая. Ох, и крепко же он нас учил… Ну, ещё бы. Офицер он был опытный, за конфликт на Китайской железной дороге в двадцать седьмом году два ордена получил, самого генерала Слащёва своей грудью от пули японского диверсанта заслонил! Надеюсь, мы с ребятами его не подвели, доверие оправдали на все сто процентов, и роты наши тяжёлых танков сейчас лучшие в Рейхе! Потом Испания началась. Сколько я рапортов написал, чтобы меня в «Кондор» взяли, да всё без толку, обидно. А вот дружок мой школьный, Макс Шрамм, туда попал! Да ещё так лихо отличился! Больше суток отбивались в полном окружении! Республиканцев накрошили — жуткое количество. А воевал он с кем бы вы думали? Да с моим казанским наставником, Всеволодом Львовичем Соколовым, правда он к тому времени уже капитаном стал…

Андрей Иванович Савелов по кличке «Бур», медвежатник. 1933 год

— …Нет, гражданин начальник, этого ты мне не шей, — Савелов, развалясь на стуле, отрицательно замотал головой. — Не было ни какой банды. Один я прихват нарисовал, один и потяну.

Следователь, уставший и одуревший от бессонницы титулярный советник Сергиенко, тяжело покачал головой и сказал хриплым голосом:

56

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор