Оценить:

Смело мы в бой пойдем… Орлов Борис, Авраменко Александр, Еще Кошелев Александр




51

Теперь пора и за основную работу приниматься. Поднял капитан свой отряд и поползли они бесшумно к мосту. Майсурадзе со своей группой пошел пулеметные гнезда захватывать, поручик Гриднев с бойцами взял на себя помещение охраны, а сам Орлов со своими воинами — прямиком на мост пополз. У него самое сложное: часовых снять, а потом — рывком через мост, Судоплатову на подмогу.

Никто и оглянуться не успел — часовые у моста пропали! То есть не пропали. Просто в одну коротенькую секунду «грибок», под которым часовой стоял, вдруг пустой оказывался. А потом снова часовой появлялся. Только ростом вроде выше и, если приглядеться, полы шинели не видны. Да кто ж это в осеннюю хмурую ночь приглядываться будет?! Вот и часовые у маленькой казармы исчезли. А затем сразу разорвалась ночь грохотом и вспышками яростными: полетели в казарму гранаты. Кого из японцев осколками не посекло, тот в окна да в двери прыгать стал. Но только ждут там счастливцев. Коротко плюнет огнем темнота и валится самурай на неприветливую манчжурскую землю. А душа — прямым ходом в японский рай.

На другом берегу вроде пулемет ожил, но тотчас захлебнулся, подавился гранатным разрывом. Вот под грибком у часового телефон вдруг зазвенел. Докладывает с того берега Судоплатов, что задачу свою выполнил. Капитан Орлов аж светится в ночи, цветет: взяли мост, взяли!

Только мост взять — не пол дела, даже не четверть. Его еще удержать надо. Отдал Орлов нужные распоряжения, разбежались бойцы по местам. Пути с обоих берегов минируют, пулеметы поставили, новые окопы роют. А вот и первые гости: пыхтит с японской стороны военный эшелон.

Подошел поезд поближе, крутанул подпоручик Судоплатов рукоять и вырос на месте эшелона огневой смерч. Рвутся цистерны с топливом, пылают вагоны с оружием. Довольны десантники: пока счет в их пользу и все растет. А вот офицеры, наоборот, напряглись: очень уж все гладко идет. Врагов слишком много и скоро еще больше будет. «Не волнуйся, командир, — смеется Майсурадзе, — чем гуще трава — тем легче косить!» Ходит Арчил Степанович Майсурадзе по окопам среди десантников. Кого шуткой подбодрит, кому подскажет, дельный совет подаст. Такая работа у замполита: каждому помочь, везде быть…

Десятый час бой идет. Рано утром прилетел, покружился над мостом русский самолет-разведчик. Выпустил капитан Орлов три ракеты — сигнал, что мост захвачен. Покачал летчик крыльями — понял, мол, и сразу домой. А десант остался. Через пару часов первые японцы появились. И началось. Прут желтолицые узкоглазые злые солдаты как волна цунами. Как саранча. Огрызается десант из пулеметов, из винтовок трофейных, из немецких да американских автоматов. Стреляют скупо, патроны берегут. Но зато — метко. «Огонь только наверняка!» — приказал командир. Правда кое-что шансы уравнивает. Захватили десантники две японские зенитки и лупят по солдатам Хондзе. А японцам артиллерию использовать трудно: шрапнель в окопах не достанет, а гранатами нельзя — мост повредишь.

Только выгода это не большая. Снарядов у десантников немного осталось. А тут броневики японские подползли: рубят пулеметы так, что головы не поднять. Все меньше и меньше бойцов у Орлова: погиб поручик Гриднев, тяжело ранен подпоручик Судоплатов, из пластунов добровольцев всего три десятка в строю осталось. Вот нашла пуля и самого капитана. Оттащили его в сторону десантники, как сумели перевязали, морфия вкололи. Принял на себя команду штабс-капитан Майсурадзе. Собрал он бойцов и так сказал: «Велика Манчжурия, а отступать нам, ребята, некуда! Видно так нам Господь судил: здесь во славу России смерть принимать. Если я погибну — подрывайте мост!» Поклялись тут десантники, что умрут, а мост японцам не отдадут. И снова закипел бой. Вот уже совсем мало десантников остается, вот уже ранен замполит Майсурадзе. Мученический венец принял отрядный иерарх отец Алексий, бросившись с гранатой под японский броневик. Неужто мост взрывать придется?

Только грянули вдруг с широкой Сунгари артиллерийские залпы. Накрывают японские цепи тяжелые снаряды. А от берега уже родное русское «ура!» гремит. Это подошли шесть мониторов и три канонерские лодки из состава Амурской военной флотилии. Пришли с ними три вооруженных парохода, а на них — тысяча десантников, да артдивизион в придачу.

За этот подвиг капитану Орлову, штабс-капитану Майсурадзе и подпоручику Судоплатову первым было присвоено звание героев России.

Алексей Ковалёв. Переводчик. Таджикская губерния. 1932 год

О появлении басмачей первым сообщил на пост Кашка-Су вернувшийся из разведки рядовой Семен Ванников:

— По Черному ущелью продвигается банда сабель в двести.

Необходимо было срочно предупредить соседние заставы Ой-Тал и Ишик-Арт. Андрей Горенков, старший на посту решил послать в Ой-Тал Ванникова, а с Ишик-Артом связаться по радио. Ванников уже седлал коня, когда дежуривший на вышке Гребешков крикнул:

— Внимание! Одиночный всадник!

Горенков выбежал из блокгауза, на ходу сдергивая с плеча винтовку. Но, приглядевшись, опустил оружие. Лихим наездником оказался старый чабан из кишлака Сары-Бай Сулейман. Старик считал себя большим другом пограничников. Запрошлой зимой врач погранотряда вылечил двух внуков Сулеймана от дифтерита, и с тех пор старик поклялся бородой в вечной преданности «черным курткам». А когда пограничники научили чабана запасать на зиму сено и овцы перестали гибнуть от страшного джута, благодарности старика просто не было пределов. Старый чабан снабжал пост свежим мясом и свежими новостями, но если он примчался за добрых десять верст, загоняя коня, значит, стряслось что-то недоброе.

51

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор