Оценить:

Смело мы в бой пойдем… Орлов Борис, Авраменко Александр, Еще Кошелев Александр




48

Вести в том году из России совсем жуткие шли: голод, локаут массовый, расстрелы населения. Дядюшка ходил чернее тучи и всё-время повторял: «Угробят страну, ой, угробит Антанта проклятая!» Да вдруг как пошло оттуда, видно, надоело русским терпеть, словно рабам! И понеслось: сначала Революция! Потом послали Антанту вместе с их кредитами и Лигой Наций далеко-далеко. Проторенным путём! Приехал к ним Муссолини, хлебом помог. А потом вообще эти двое такое выдали! На всю жизнь мне в душу врезалось: «Версальский Договор и сложившаяся в результате ратификации этого Договора политическая система является вопиюще несправедливой, подлой и грабительской к Великой стране, волею судьбы проигравшей, к Германии!» Ой, как вспомню, что тут началось! Наш пастор местный чуть колокола не расколотил на кирхе! Мужчины все такой митинг устроили возле ратуши, только шапки летели в воздух! Мы, гимназисты, шествие устроили факельное посреди ночи. Все собрались и пошли, благо ещё каникулы у нас были. Здорово было! Самое главное, мы с русскими почитай, всю жизнь воевали, да видно, правду говорят, что настали НОВЫЕ времена! Всё же спасибо им! От всех нас, что не забыли за своими проблемами и несчастьями о судьбе униженной и раздавленной Германии. Спасибо! Теперь нам легче будет знать, что не одни мы на белом свете, и у нашей страны есть друзья, не смотря ни на что…

Штабс-капитан Соколов. Поезд Чита — Москва. 1928 год

Я выхожу из военного госпиталя в Чите. Грудь еще побаливает, но, в общем — сносно. Господь-благодетель, и просыпалось же на меня от щедрот твоих — несказанно! И штабс-капитаном стал, и ордена на грудь — пожалуйте, и даже две медальки памятные меня отыскали. За двадцать пятый. Одна — за разгром красного бунта, другая — за участие в вооруженном восстании черных сотен. С этими медалями тоже цирк вышел. Во время мятежа Троцкого я в Ярославле в командировке пребывал. С последним поездом успел в Москву удрать. На крыше. А на вокзале меня дружинники хвать! Партийный? Партийный. Тогда проходи записываться в отряд добровольцев. Однорукий подполковник меня увидев, решил, что боец из юнкера неважный, и определил в ординарцы. Так я два дня и провоевал рядом с командиром, ни единого врага не увидев. А вот в декабрьских боях вышло. Тут уж мы шороху краснопузым дали. Когда наш командир роты после разгона училища, велел после капитуляции по домам расходиться, я винтовку сдавать пожалел. Так и унес ее домой. До сих пор в моей комнате хранится, внизу дивана привязанная. И три патрона пластырем клейким к дивану прихвачены…

Но это все — лирика. Шагаю это я по Чите, сапоги поскрипывают, ордена-медали — позвякивают, встречным глаза слепят. Хорошо!

На вокзал пришел, а тут как раз проезд на Харбин стоит. А мне — чего ждать? Литер — выписан, справка из госпиталя — в бумажнике, жалование мое офицерское вместе с наградными выдали, да еще и от деда деньги пришли, получены, а багажа у меня и вовсе нет. Билет выправил и здравствуй Маньчжурская сторона! Колеса стучат, поют, и на душе у меня песня. Чего мне бояться? Я ж еще в госпитале услыхал, что кампания заканчивается и что я, вернее всего, в бои снова не попаду. Считай, дешево отделался. Пройтись что ли в вагон-ресторан, освежиться? Коньячком…

В ресторане почти нет посетителей. Пожилой чиновник с землистым лицом сидит за чаем и газетой, степенный купчина чинно приканчивает солянку по-славянски, и молодая женщина скромно сидит в углу с тощей яичницей. Я бросаю на нее взгляд победителя: еще бы, офицер-душка, георгиевский кавалер, гроза дамских сердец. Громко заказываю половому коньяк, лимон с шоколадной крошкой и дорогие папиросы. Все появляется в один момент — здесь солдат русской армии не просто уважают, а чтят, как спасителей от желтых дикарей.

После пятой рюмки я уже по-хозяйски окидываю взором вагон. Чиновник ушел, купчина — тоже, а девушка так и клюет свою незамысловатую трапезу. Худенькая, почти нездоровой худобы, она теперь кажется мне привлекательной и достойной осады. Я подзываю полового:

— Вот что, любезный, шоколад у вас имеется.

— Как же-с, какого изволите?

— Миньон есть?

— Имеется, эйнемовский-с, полтора рубля коробка-с. Прикажете?

Я показываю на сидящую в уголке посетительницу и тихо говорю:

— Вон ей принеси пару коробок и полбутылку… какое вино у вас послаще?

— Шемаха-с имеется, мускат, кагор…

— Полбутылку Шемахи

— От кого сказать-с?

— Это лишнее.

— Цветов не прикажете ли?

— А есть? Давай!

Официант исчезает. Через минуту мой заказ появляется вместе с букетом фиалок на столике незнакомки. Она протестует:

— Чтой-то? Я не просила. Да у меня и денег таких нет!..

— Не извольте беспокоиться, все оплачено-с.

Глазами ловкий малый должно быть показал ей на меня, да и в ресторане нет никого, кто мог бы оплатить такой подарок. Молодая женщина вспыхивает:

— Стыдно Вам, господин! А еще офицер. Я не из таких!

Вот это номер! Да что я такого сделал?!

— Да позвольте, сударыня, я не хотел Вас обижать. Просто мне стало одиноко, вот я и хотел предложить Вам разделить компанию. До Харбина целые сутки, что одной-то мыкаться?

— Слыхали мы такое! — она вся кипит от негодования. — Компанию разделить, да еще чего! Коли Вам конфектов своих не жаль, так я их дочке снесу.

— У вас есть дочь? Никогда бы не подумал. Вы так молодо выглядите. Так давайте я ей еще яблок прикажу или других фруктов…

Она несколько успокаивается.

— Спасибо на добром слове.

— А вино все же попробуйте. Оно сладкое и легкое. Как виноградный сок с сахаром.

48

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор