Оценить:

Смело мы в бой пойдем… Орлов Борис, Авраменко Александр, Еще Кошелев Александр




40

— Бегом!

И Тучабский бросился первым, следом за ним бежали юнкера. Массивные двери здания городского телеграфа были открыты. Возле них грудами тряпья лежали два трупа красных бандитов. Перегаром спиртного несло даже от мертвецов. Опасливо косясь на тела юнкера вбежали внутрь, где их уже ожидали дружинники, бесшумно снявшие охрану. К капитану подошёл Гумилёв и негромко о чём-то заговорил, тот кивнул, и знаком подозвал Соколова.

— Юнкер, у тебя ноги быстрые, пойдёшь с ребятами господина командира дружинников, будешь для связи. Вперёд не лезь, понял?

— Так точно, господин капитан!

— Не ори. Это ещё только начало.

— Так точно, господин капитан.

— Уже лучше. И береги себя.

Тучабский ласково толкнул портупей-юнкера в плечо и развернулся к остальным, распределяя по выбранным позициям. Долго глазеть Всеволоду не дали, капитан Летчицкий окинул юношу взглядом, но, кажется, остался доволен, молча кивнул и двинулся к своим.

— Семёнов, Белобородько, Иваницын.

— Здесь, господин капитан.

— Что у нас?

— Наверху наши. Но внутрь не входили. За одной дверью совсем тихо, а за другой вроде как есть кто. Мы лезть не стали, так услышали.

— Заложники?

— Барышни, говорят, отдельно заперты, в кабинете начальника. К дверям два ящика гранат Новицкого привязаны. Верёвка от кольца…

Тут троица замялась.

— Чего, верёвка?

— Так это, господин капитан, вот она…

Один из разведчиков вытащил из кармана галифе кусок бечёвки и понуро протянул командиру.

— А если заметят?

— Так некому…

— Почему?!

— А того, что за бечёвкой следить должон мы того, а остальные — пьяные вдрызг. Мы их перевязали всех. Но к барышням не входили, а то визг подымут, а ещё не все комнаты проверены.

— А вы уверены, что у барышень никого из красюков нет?

— Так точно, господин капитан. Все мятежники сейчас водку глушат наверху. Напротив сидят, в зале для собраний. У них там и патефон играет, и визг какой-то. Чай, кого из барышень…

У говорившего сжались кулаки и он замолчал. Летчицкий опять внимательно посмотрел на разведчиков, затем, ничего не сказав, махнул рукой.

— Пошли. Юнкер, вперёд не лезь.

— Так точно, господин капитан…

Быстро, но тихо дружинники проскользили по покрытой ковровой дорожкой лестнице, ведущей на второй этаж. В руках у многих появились ножи, но кое-кто оставил и винтовки. Бесшумно растворились массивные двустворчатые двери, и на глазах у изумлённого Всеволода стоявший у двери с заложниками часовой завалился на спину. Ловкие руки подхватили падающее тело и аккуратно положили на пол, только сейчас юноша заметил посторонний предмет, торчащую из глазницы наборную рукоятку ножа… Разведчики были правы: веселье в комнате напротив шло во всю. Шипела тупая иголка патефона, кто-то наяривал на гармошке, слышался густой мат и женские взвизги. Дружинники переглянулись, и в следующее мгновение двери рухнули на пол, а нападающие ринулись внутрь. Соколов было устремился за всеми. Но чья-то рука ухватив его за плечо, отпихнула назад, и густой бас прогудел над ухом:

— Мал ещё. Успеешь…

Мятежники не успели ничего предпринять — затуманенные алкоголем мозги не работали. Дружинники вырезали из всех прежде, чем кто-либо успел схватится за оружие. Женщины, слава Богу, оказались не захваченными телефонистками, а красными сёстрами милосердия.

Всеволод оцепенело смотрел на заваленную трупами комнату, когда раздался стон, одна из милосердных сестёр шевельнулась и окровавленной рукой коснулась юнкерского сапога.

— Помоги…

Соколов собрался уже нагнуться, когда над ухом прогудел знакомый голос Гумилёва:

— Ты что, юнкер?! Добей и не пачкайся.

— Так, женщина же, господин поручик?

— Какая женщина?! Это Манька Криворотая, шлюха из заведения Лейбовича, её все знают.

Сева послушно сорвал с плеча винтовку с примкнутым штыком и зажмурившись, ткнул вниз, почуствовав, как острое трёхгранное лезвие легко прошло сквозь что-то мягкое и упёрлось в заплёванный и залитый кровью паркет.

— Молодец! А теперь, Соколов, бегом к командиру и доложи, что ВСЁ.

— Есть, господин капитан!..

Красногвардеец Алексей Ковалёв. Петроград. 1923 год

Свистнул гудок, и закопчёный паровоз потянул вагоны прочь с вокзала. Отряд Ярославской Красной Гвардии прибыл на помощь питерским товарищам, изнемогающим в тяжёлых боях с эксплуататорами трудового народа. Окинул взглядом своих верных бойцов командир Соколов: все как на подбор, потомственные пролетарии. Не один год в подполье провели. По эмиграциям насиделись, горюшка на каторгах хлебнули. Проверенные товарищи, преданные идеям мировой революции до мозга костей. Гордится ими командир. Ой, как гордится. И оружия у красногвардейцев хватает: когда Ярославль под сень Красного знамени перешёл, да гадов эксплуататоров кончили, на складах армейских много чего нашлось. Пулемёты всякие разные: и ручные, и станковые. Так что не ударят в грязь лицом ярославские товарищи перед столичными, покажут, на что способны! А вон и представитель Питерского ЦК торопится, товарищ Блюмкин. Подбежал, руку протянул. По нашему, по-большевистски. Крепко пожал, как положено. Это те, кто на шее трудового народа сидит, силы не имеют, а настоящий пролетарий всегда трудится, поэтому силён…

— Товарищ Ковалёв?

— Я.

— Вам особая задача. Как говорится, с корабля да сразу в пляску. Сегодня внезапным ударом, исподтишка, под покровом ночи золотопогонники при поддержке предателей-дружинников отбили назад Телеграф. Это ставит под угрозу весь успех Революции в Петрограде. Любой ценой отбейте его назад. Любой ценой, вам ясно, товарищ Ковалёв?

40

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор