Оценить:

Смело мы в бой пойдем… Орлов Борис, Авраменко Александр, Еще Кошелев Александр




38

Бегут красногвардейцы, торопятся. Вместе с ними спешат рабочие отряды. Вот с «Нобеля» три сотни бойцов подошли. С маху вынесли два участка, кинулись дальше, да на третьем застряли. Больше часа провозились. Да еще в одном сквере по ним пальбу дружинники открыли и с ними человек десять студентов. Так их тоже, пока передавили, время потратили. Теперь наверстывать надо. Телеграф — задача первоочередная. Вдруг смотрит Ковалев: в сторону вокзала человек пять улепетывают. На них шинельки юнкерские, у двоих — барахлишко какое-то в руках. Золотопогонники будущие. Остановился Алексей, у одного из красногвардейцев винтовку взял, прицелился было влепить одному промеж лопаток. А тот возьми, да и запнись. Фуражка слетела, сам по мостовой прокатился. И увидал тут Ковалев лицо однокашника своего гимназического, Соколова Севки. Семь лет за одной партой просидели. Дружбы особой между ними не водилось, а только за одной партой враги долго не сидят. И пронеслись тут перед глазами у Ковалева все эти семь лет в одну секунду, как, говорят, у человека перед смертью вся жизнь за один миг проходит.

Вспомнилось Алексею, что так и не вернул он Соколову книжку понравившуюся, Карла Мая «Верная Рука». А Севка и не вспоминал. Точно на яву увидал и даже запах почувствовал от тех марципанов, что вместе у Филиппова съели, когда географию прогуляли. Вспомнились пасхальные каникулы, когда вместе в Сокольники ездили, сани и коньки на масленную…

Опустил Ковалев винтовку, сказал: «Далеко, чего патроны зря жечь?» Пусть бежит Севка. От революции все равно никуда не уйдет…

Дружинник Всеволод Соколов. Петроград. 1923 год

Ночная улица ярко освещена отсветами пожаров и горящими автомобилями. Около окна, заложенного до половины мешками с песком, на столе стоит пулемет, уткнув свое тупое рыло в щель бойницы. Рядом с пулеметом сидят трое юнкеров: портупей-юнкер Соколов и двое первогодков Пашков и Никольский. Макаров съежился и сторожко курит, пряча огонек в шинель, Пашков выставил над мешками маленькое зеркальце и смотрит как в перископ на улицу. Никольский безучастно прислонился к стене и словно бы подремывает. Вокруг набросаны в изобилии расстрелянные гильзы, пустые обоймы от винтовок. Несколько жестянок из-под консервов напоминают о недавнем ужине, который столь невежливо прервали мятежники. Всего полчаса назад красногвардейцы и солдаты учебных батальонов в который раз пытались штурмовать Павлондию. Ну да не на таковских напали: на улице лежит десятка три тех, кто заплатил за столь необдуманную попытку самую дорогую цену. Да еще сколько-то раненых краснопузые унесли с собой.

Докуривая папироску короткими злыми затяжками, Всеволод размышляет о превратностях судьбы. Ведь совсем недавно самой главной заботой портупея были фортификация и математика, в которых, если честно, юнкер далеко не силен. Вся энергия уходила на то, что бы убедить преподавателей означенных дисциплин в своей преданной любви и бесконечном уважении как к преподавателям так и к дисциплинам, что бы выйти из училища первым разрядом если не за знания, то хоть за старание. И вдруг все в одночасье переменилось. Как говорит их ротный, штабс-капитан Тучабский: «И волшебно изменилось все и вся, вокруг и здесь!» Оказывается, что можно и вообще не выйти из училища, а погибнуть, глупо или со славой, во время страшного русского бунта. Соколов тщится вспомнить какие-нибудь подходящие к моменту стишки, которых он знает превеликое множество, но на ум ничего не приходит.

— Чаю бы что ль принесли, — бурчит он в пространство. — Обещались ведь.

— Чаю — это хорошо, — философски замечает Пашков, не отрываясь от своего увлекательного занятия. — Чаю — это замечательно. Особенно с булкой.

Пашков — известный на курсе обжора. Старшие юнкера из его роты, такие как Соколов, не раз заключали весьма выгодные пари о том, сколько и чего может съесть Пашков за известное время. Вот и сейчас, следя за улицей, что он делает со всем возможным тщанием, Пашков не перестает что-то жевать и чем-то похрустывать.

Неожиданно мерное похрустывание сменяется звуками судорожных глотков, а через мгновение Пашков громко кричит:

— Господин обер-офицер (именно так «звери» — юнкера первого года службы должны обращаться к старшему курсу), господин обер-офицер, на улице — отряд!

Всеволод мигом оказывается на ногах. Так и есть: вдоль улицы осторожно продвигается небольшой, штыков на пятнадцать, отряд.

— Никольский!

— Я, господин обер-офицер!

— Бегом к начальнику караула! Доложи, что замечен отряд. Штыков 80-100, активных действий пока не предпринимает. Исполнять!

— Есть! — и Никольский, дробно топоча сапогами, уносится во тьму коридора.

— Пашков, подтаскивай ленты.

Проходит не более двух минут, а весь корпус уже наполняется топотом, голосами, отрывисто выкрикивающими команды, лязгом оружия и сухим щелканьем затворов. Штабс-капитан Тучабский держит в руках трубку полевого телефона, готовый в любой момент скомандовать «Свет!», и три прожектора зальют всю улицу тысячесвечным огнем электрических дуг. Но внезапно с улицы раздуются голоса:

— Господа! Господа! Не стреляйте! Мы — свои, дружинники!

Устроив короткое обсуждение, офицеры решили впустить дружинников в здание. И вот уже они в корпусе. Впереди командиры: сутуловатый капитан в поношенной форме Корпуса Увечных воинов и поручик с пронзительными глазами и сливообразным носом на бесцветном лице, с умными, маленькими глазами. На груди у поручика мерно покачиваются два «солдатских» Георгия. Вошедшие представились:

38

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор