Оценить:

Смело мы в бой пойдем… Орлов Борис, Авраменко Александр, Еще Кошелев Александр




26

Алексей глянул в небо. Точно. На западе появились маленькие черные черточки. Они медленно, уверенно росли, и вот уже стало понятно, что самолеты идут широким строем. Прямо на них.

— Всем в укрытия, живо! — приказал Ковалев, и, неизвестно зачем застегнувшись на все пуговицы, вышел из дома, чтобы прыгнуть в отрытую щель бомбоубежища.

Затем разверзся ад. Самолеты с воем заходили в пике, и, казалось, готовы были обрушиться прямо на головы сжавшихся, открывших в немом крике рты людей. Грохот разрывов был похож на рев водопада. А в головах у всех билась одна общая мысль: «Там, наверху! Если ты есть, то пронеси, обойди меня и не дай мне этой слепой смерти!» Это продолжалось долго, бесконечно долго, а потом внезапно наступила тишина, словно выключили радиоприемник, передававший чудовищную музыку сумасшедшего композитора. Лишь через несколько минут, показавшихся часами, слух начал воспринимать удаляющийся рокот моторов, крики раненых и другие звуки окружающей действительности. Алексей поднял голову и огляделся. Над городком стояло еще не осевшее густое облако пыли, в нескольких местах разорванное пламенем пожаров. Рядом с ним лежал какой-то темный предмет, и Ковалев нагнулся, но, разглядев, невольно отшатнулся. Перед ним лежала голова, вернее половина головы. У нее не было затылка, а на лице, молодом и безусом, застыло безмятежное выражение удивительного покоя. Это была голова штабного связиста. Алексей оглянулся, что бы отыскать тело несчастного, но не увидел его. Зато он увидел новый строй самолетов, идущих к ним…

Капитан Всеволод Соколов. Испания. 1937 год

Сидя на холмике я смотрю на то, что творится на другом берегу. Там собирают свою жатву «черные птицы войны». Наши СБЮ чередуются с немецкими «Штуками» и все это приправлено соусом из итальянских Фиатов-32, которые уже давно, более полугода используют в качестве штурмовиков. Карусель смерти вертится в воздухе уже добрых полчаса. И это уже третий заход. Действительно: в этот раз командование решило всех поразить своей честностью и разумностью. Бывает…

Ого, опять французы в небе. Вот уж воистину: битому неймется! Ведь только час тому назад турнули их наши «ишачки», вогнав в землю с десяток «Девуатинов». Нет, снова лезут. Ну, как говорится: вольному воля. Нравится по шее получать — да жалко, что ли?

— Господин капитан, Медведь на связи!

«Медведь» — это сегодняшний позывной Армана. Сейчас узнаем, что еще соратнику понадобилось.

— Медведь, здесь Бык. Слушаю Вас.

Сквозь помехи пробивается далекий голос:

— Бык, Бык, я — Медведь! Как слышите?

— Хорошо, господин подполковник.

— Сейчас «воздушники» кончают работу. Дальше — твое дело! Карандаши уже выдвигаются на исходную. Вперед! Как понял?

— Понял Вас, Медведь, понял. Вперед.

— Отбой.

Я вылезаю на башню.

— Взводные, ко мне.

Поставить задачу — дело одной минуты. «Карандаши» (на немудреном армейском арго так именуют пехоту) из 70-й пехотной действительно уже подобрались к самому берегу. Пора и нам браться за работу. Так, а это откуда и каким ветром надуло? В упор ко мне останавливается броневичек БА-20, на башне которого вместо нашей молнии или испанского андреевского креста изображен православный осьмиконечник. Наш батальон-иерарх, отец Михаил, собственной персоной. Вот он вылезает из броневика, благословляет бойцов и идет ко мне. Оказывается, он желает принять участие в атаке, чтобы потом, по горячим следам так сказать, допросить и проверить пленных…

Я не больно-то люблю наших «духовников». Нет, конечно, они делают большое и полезное дело. Но я их все же недолюбливаю. По двум причинам. Первая — сам-то я не совсем православный, а если вдуматься, то и совсем не православный. Как и все дружинные офицеры — я язычник. Хотя я и хожу в церковь и даже крестик нательный ношу. Это еще светлой памяти Лавр Георгиевич Корнилов придумал. Когда увидел, какую власть стала забирать православная церковь, то быстро сообразил, что такой силе противовес надобен. И стали дружинные отряды язычниками, в славянских богов веруют: Перун, Свентовит, Сварог и так далее. А в церковь велено ходить, дабы не смущать умы неокрепшие. Вообще-то, тот кто никогда не видел ночных радений, когда мы стоим босые, в одних портах, с клинком в правой руке и факелом — в левой. Кто никогда не слышал, как летят в звездное небо вместе с искрами костров и факелов чеканные слова наших гимнов, сочиненных светлыми волхвами Владимиром Маяковским и Велемиром Хлебниковым, под грохот дубовых бил. Тот, честно скажу, многое потерял. На таких радения иной раз кажется, что вот сейчас встанет перед нами Атилла-батюшка или князь-барс Святослав Игоревич. И пойдем мы подминать под себя страны и народы, города и веси… Но, вместе с тем, немного страшновато осознавать, что случись что — и сцепимся мы с «Архангелами веры», а там ребята без юмора, к ним попадешься — в срубах живьем жечь станут… Но это-то как раз меньшая причина из тех двух. А вот большая… Даже вспоминать не хочется…

…Я заканчиваю Академию Генерального штаба с выпускным баллом 11,1. Это очень здорово. Это так здорово, что меня, без обязательного цензового командования ротой, сразу направляют в Казань, в Высшую военную школу «Кама». Инструктором и командиром учебной роты.

Туда я добираюсь на самолете. Это дешевле чем поездом, да и быстрее. Я лечу один — прежде чем тащить с собой семью, надо устроиться самому. Прямо с аэродрома, как есть, с чемоданчиком в руках, прибываю в «Каму». Короткая процедура представления и вот я уже командир второй учебной роты, состоящей наполовину из русских, а наполовину — из немецких курсантов. Знакомясь с последними, выясняю, что троих из немцев я уже знаю. Буквально вчера спас ребят в Москве от неприятностей с милицией. Я быстренько строю роту. Взаимное знакомство началось. Немецкий я в Академии сдал на «двенадцать», так что переводчик мне не нужен. В сущности, первое построение очень важно. Каким тебя в строю запомнят, таким и будешь. Долго, пока не докажешь обратное. Я объясняю парням, что и за что буду с них требовать и взыскивать, но в этот момент…

26

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор