Оценить:

Особая офицерская группа Загорцев Андрей




19

— Всё, бля, сеанс отработали! Дай закурить, чумаход…

— Я не чумаход, — обиделся Рябушкин.

— Да эт не тебе. Успокойся, маленький, — рассмеялся незнакомец и вырвал у своей точной копии сигарету из пальцев.

— Ааааа!! — взвыл лейтенант, вы радисты-диверсанты из спецназа, вы на учениях тут!!!

— Есть такая буква в этом слове, — сказали в один голос неизвестные.

— Тогда я вас, я вас щас возьму, эээ…

— О, да! Возьми нас, возьми нас поскорей — грозный варвар пехотинец, — забился в экстазе на коврике один из близнецов.

— Только будь с нами ласков и нежен, — добавил, корчась от смеха, второй.

— А меня тоже возьми, ненасытный!! — выскочил из-за ствола сосны Леня Ромашкин.

— А ты с нами потом будешь встречаться? — спросил, подкравшийся сзади, Аллилуев.

— Так вот нахрена доктору презики нужны были, — нарисовался Пиотровский.

— Мля, а это не ты с Милкой Феофановой из пединститута в прошлом году мутил? — задал вопрос лейтенант-финансист, возникший, как ниндзя, из ниоткуда и уперший ствол ПКМа в живот резко побледневшему летёхе.

— Здравствуйте, лейтенант Рябушкин, — закончил я комедию, — вы захвачены в плен группой специального назначения и по условиям учений обязаны отвечать на все наши вопросы.

Летёха открыл рот, вздохнул и скуксился.

— Теперь меня ротный совсем сгноит, — запричитал он. — «Бэха» встала, в плен меня захватили, вы меня сейчас пытать будете… Мне рассказывали, что вы можете, а я не знаю ни хренааааа… А вы даже мою фамилию знаете и Милку Феофанову!..

Пришлось лейтенанта успокоить и даже угостить аскорбинкой. Аллилуев сказал, что Рябушкин пока может ничего не бояться, так как презервативы ему еще не принесли.

Лейтёха оживился, однако с опаской посматривал на нашего финансиста, злобно поигрывающего пулемётом и встающего в различные воинственные позы. Чтобы успокоить пленного, пришлось отправить Ромашкина и нашего начфинёнка захватить еще «языка» в лице механика-водителя. Личный состав головного дозора обрадовался, чуть посовещался и скрылся из глаз.

Допросы и расспросы лейтенанта ни к чему не привели. Он и вправду ничего, кроме того, что его рота должна участвовать в ловле «диверсантов», не знал. Тут как раз и привели механика. Бедолага боец пучил глаза и пытался выплюнуть изо рта промасленную рукавицу. Рябушкин, увидев своего подчиненного, снова покраснел и скуксился. Бойца пришлось тоже успокаивать и угощать аскорбинками. Механик слопал полпачки, попросил водички и сигарету, сказал, что его все называют Зюзик, что он вообще-то водитель ЗИЛа в автороте, но за отсутствием нужного количества механиков за штурвал посадили его и служит он всего полгода. Никто его не бил, взрывпакеты в штаны не засовывал и отнеслись к нему вполне дружелюбно.

Боец знал еще меньше, чем лейтенант. Но вот у него, оказывается, были друзья, служившие в комендантской роте штаба армии, которые вели разговоры о том, что поедут куда-то в сторону Курояровки. Пришлось развернуть карту. Так, ага, вот она — эта самая деревушка. Что тут есть? Линии электропередачи, несколько МТС (МТС — это не только сотовая компания), водокачка, несколько десятков дворов. И, что примечательно, несколько дорог, ведущих к деревушке с различных направлений. То есть, колонна подвижного командного пункта может спокойно проехать в этот район — все элементы жизнеобеспечения присутствуют. Деревня входит в район учений. Армейцы в этот раз отошли полностью от старых шаблонов и не выезжали на всем известное место ЗКП армии. Молодцы, ничего не скажешь. До деревни — около тридцати километров пешком напрямую через сопки.

Интересно, что же скажет нам агент? Когда же придёт Пачишин? Вот уже около двух часов прошло, а его нет. Уже пора начинать беспокоиться. Оставив пленных под присмотром и приказав всем готовится к движению и распределить вещи Пачишина между собой, я собирался выдвинуться на пригорок и понаблюдать за обстановкой в поле. Не успел я еще раздать указания, как Аллилуев, глядя вверх, печально произнёс:

— Ракета, красная, Бэтмена спалили…

Мы опрометью бросились на пригорок. Наш лейтенант толкал впереди себя пленных, а особенно лейтенанта Рябушкина.

Я взглянул в бинокль:

— Ччччоорт!!!

По полю скакала темная фигурка майора-технаря, в руках Пачишин сжимал пакеты.

За ним, еще на почтительном отдалении, двигалась цепь в белых маскхалатах, сзади цепи подпрыгивал на буераках ГАЗ-66. Нашего майора загоняли как волка на «флажки». Выдохнется, его возьмут загонщики. Успеет выбежать с поля — попадёт в засаду, выставленную мотострелковой ротой. Хотя не такой уж и бегун старый технарь-майор. Можно сказать — вообще не бегун! Не успеет он даже за поле выбежать.

— Беги, Форрест, беги, — запрыгали близнецы, — командир, бля, повяжут нашего, повяжуууут…

Часть четвертая

Если мы сейчас даже побежим навстречу Пачишину, то вряд ли успеем до того момента, как его полностью возьмут в кольцо. Да и смысла особого нету — и майора, и нас будут гонять на поле, как зайцев. И засветимся мы не только «загонщикам», но еще и "засадникам".

— Рябушкин, ваши на поле выкаблучиваются? — задали вопрос пленному Артемьевы.

— Неее, не наши, это наверно с соседнего полчка. Если они вашего диверсанта поймают, наш «кэп» нас заглотит с касками и вещмешками, и ротному таких люлей ввалит — жуть! Он у нас мужик самолюбивый.

Ага, конкурирующая фирма! Не только нам, но и мотострелковой роте Рябушкина.

Пиотровский прекратил бегать вокруг меня и заламывать руки.

19

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор