Оценить:

Сплошь мертвецы Харрис Шарлин




29

Я хранила молчание. Эрик уставился на меня пристальным вампирским взглядом, и я вообще не могла понять, что у него на уме. Я была лишь уверена, он был безумен — но от чего, от кого и насколько сильно? Это была и забавно, и ужасно в общении с вампирами, то и другое одновременно.

Эрик решил, что действия будут говорить громче, чем слова. Внезапно он оказался прямо передо мной. Он положить палец под мой подбородок и повернул мое лицо к своему. Его глаза, которые казались черными в мигающем свете, впились в мои с такой энергией, что это было одновременно и возбуждающе, и страшно. Вампиры; смешанные чувства. Одно и то же.

Не скажу, что совсем уж к моему изумлению, но он поцеловал меня. Когда кто-то имеет примерно тысячу лет практики поцелуев, он может стать очень хорош в этом, и я бы солгала, если бы сказала, что у меня был иммунитет к такому целовальному таланту. Моя температура подскочила градусов на десять. Все, что я могла сделать, это удержать себя от того, чтобы шагнуть к нему и обнять; да еще настроить себя против него. Для мертвого парня он вызывал живейшее влечение, и к тому же мои гормоны были высвобождены после ночи с Куинном. Мысль о Куинне была подобна ведру холодной воды.

С почти болезненным нежеланием я вырвалась от Эрика. Его лицо было сосредоточено, словно он пробовал что-то и решал, достаточно ли оно было хорошо, чтобы оставить.

— Эрик, — сказала я, и мой голос дрожал. — Я не понимаю, почему ты здесь, и я не знаю, к чему вся эта сцена.

— Ты сейчас с Куинном? — его глаза сузились.

— Я принадлежу себе, — сказала я. — Я выбираю.

— И ты выбрала?

— Эрик, это сверх всякой наглости. Ты не встречаешься со мной. Ты не даешь мне никаких знаков о том, что у тебя на уме. Ты относишься ко мне так, будто я не имею никакого значения в твоей жизни. Я не говорю, что была бы открыта для отношений, но в случае их отсутствия я была свободна найти другого — ах! — компаньона. И пока что я нахожу Куинна просто великолепным.

— Ты знаешь его ничуть не больше, чем на самом деле знала Билла.

Где отрезали, там и больно.

— По крайней мере, я чертовски уверена, что никто ему не приказывал лезть ко мне в постель, чтобы получить меня в качестве политического актива!

— Было лучше, чтобы ты узнала о Билле, — проговорил Эрик.

— Да, так лучше, — согласилась я. — Но из этого не следует, что я наслаждаюсь процессом.

— Я знал, что будет тяжело. Но мне пришлось заставить его все тебе рассказать.

— Зачем?

Эрик оказался в тупике. Я не знала какого-либо иного способа сделать это. Он посмотрел прочь, в темноту леса.

— Это было не честно, — сказал он наконец.

— Согласна. Но может быть, ты просто хотел быть уверенным, что я никогда не полюблю его снова?

— Может быть, по обеим причинам, — сказал он.

Повисла острая тишина, словно что-то огромное задержало дыхание.

— Ладно, — сказала я медленно. Это было как сеанс терапии. — Ты постоянно мрачен рядом со мной на протяжении нескольких месяцев, Эрик. С тех пор как ты был… ну, ты понимаешь, не в себе. Что с тобой происходит?

— С той ночи, когда на меня наложили заклятье, я хотел понять, почему в конечном итоге я сбежал на дорогу к твоему дому?

Я отступила на шаг или два и попыталась выдернуть какие-то доказательства, какие-то признаки того, о чем он там думал, за своим белым лицом. Но зацепиться было не за что.

Мне никогда не приходило в голову задуматься, почему Эрик оказался там. Я была поражена значительно сильнее таким количеством вещей, что обстоятельства обнаружения Эрика, одного, полуголого, и без памяти, рано утром в первый день Нового Года, были похоронены под потоком событий Войны Ведьм.

— Так тебе удалось найти ответ? — спросила я, и после того, как слова сорвались с моих губ, я поняла, насколько это был глупый вопрос.

— Нет, — сказал он тише шепота. — Нет. А ведьма, которая прокляла меня, мертва, пусть проклятие и было разрушено. Теперь она не сможет сказать мне, что влекло за собой ее проклятие. Должен ли я был увидеть кого-то, кого я ненавидел? Или любил? Это могло быть случайностью — то, что я обнаружил себя убегающим непонятно где… за исключением того, что это «непонятно где» было дорогой в твой дом.

Для меня наступил непростой момент тишины. Я не знала, что сказать, а Эрик явно ждал ответа.

— Вероятно, фейская кровь, — сказала я неуверенно, хотя потратила много часов, убеждая себя, что доля крови фей была слишком незначительной, чтобы вызвать более чем просто легкое влечение, которое я встречала со стороны вампиров.

— Нет, — сказал он.

И исчез.

— Ну и ладно, — сказала я вслух, недовольная дрожью в своем голосе. — Тогда придумывай сам себе более подходящий ответ.

Очень трудно оставить последнее слово за собой, когда имеешь дело с вампиром.

8

— Мои вещи упакованы… - пропела я.

— Ну, я не настолько одинока, чтобы заплакать, — сказала Амелия.

Она любезно согласилась отвезти меня в аэропорт, а я пообещала в ответ, что также буду любезна все утро. Она сидела, насупившись, пока я красилась.

— Я бы тоже хотела поехать, — сказала она, выложив то, что было у нее на душе.

Конечно, я знала о проблеме Амелии прежде, чем она сказала об этом вслух. Но ничего не могла с этим поделать.

— Это не от меня зависит — пригласить или нет, — сказала я. — Я всего лишь наемный работник.

— Я знаю, — сказала она угрюмо. — Я буду получать почту, поливать растения, и чесать Боба. Кстати, я слышала, что офис Страховой Компании Штата Заливов нуждается в секретарше. Женщина, которая работала там раньше, вывезла из Нью-Орлеана свою мать, и та нуждается в постоянном уходе.

Загрузка...
29

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...