Оценить:

Вставай, Россия! Десант из будущего Махров Алексей, Орлов Борис




70

Решение пришло ко мне неожиданно. Ведь Ники все равно должен обвенчаться с Мореттой. Так значит — в Москву! Прежде чем решение оформилось окончательно, я уже написал рескрипт об откомандировании Ники в Московский военный округ, где он должен служить при штабе. Надеюсь, что в старой столице наш мальчик будет в безопасности от…

До свидания моя милая душка Минни. От всего любящего сердца обнимаю тебя. Целую Ксению, Мишу и Ольгу. Христос с вами, мои душки.

Твой верный друг Саша.

Интерлюдия

В небольшой (всего три спальни, кабинет, столовая и гостиная, не считая кухни, гардеробной и кладовки) квартире, что находилась в бельэтаже доходного дома Сальникова на Фонтанке, собралась интересная компания. В самой дальней от входа спальне трое казаков-атаманцев, сидя прямо в сапогах на огромной кровати, лихо и азартно резались в подкидного дурачка на щелбаны. В углу той же комнаты тихо сидел на полу бледный съежившийся человечек, одетый в лакейскую ливрею. А в большой гостиной нервно мерил шагами пространство от окна до двери высокий сутуловатый капитан-генштабист. Офицер изредка косился на стоящую на кофейном столике початую бутылку коньяку, но позволил себе только одну рюмку.

Хлопнула входная дверь, простучали по коридору подкованные каблуки, и в гостиную ворвался румяный с холода гусарский корнет. Мельком глянув на коньяк, корнет шагнул к капитану, и офицеры обменялись рукопожатием.

— Знаешь уже? — вместо «здравствуй» сказал гусар.

— «Эти» рассказали! — кивнув на дальний конец коридора, ответил капитан.

— А… добрались все-таки… мудачье… Хоть это радует!

— А что бы им не добраться — двое из них здесь с цесаревичем бывали.

— Вот как раз насчет этого… гм… цесаревича я с тобой и хотел поговорить! Давай уже сядем, по капельке нальем, а то я, ешкин дрын, всю ночь на ногах! — предложил корнет.

— Давай, — кивнул капитан, — в ногах правды нет!

— Но нет ее и выше! — хмыкнул гусар, ловко разливая по рюмкам коньяк.

Хлопнув без закуски по сто грамм, офицеры закурили и синхронно откинулись на спинки кресел.

— Альбертыч, ты уверен, что мы поддерживаем нужного человека? — после пары затяжек задал вопрос гусар. — Он ведь чуть все дело не завалил! Если бы я этих гавриков у проруби не перехватил — мы сейчас имели бы на руках труп. А труп — это очень веский довод в пользу отстранения нашего человечка от прав на наследование престола.

— Видишь ли, Петрович… — задумчиво сказал капитан, вертя в пальцах пустую рюмку. — Я знаю Олега очень давно — Димка нас после своей первой командировки познакомил… Олег — человек с авантюрным складом характера. Здесь и сейчас — его стихия. Надо только вовремя его одергивать.

— Ага, дождаться, когда он очередного злодея прибьет, и вежливо ему попенять! — хмыкнул гусар. — Вчера он наехал на Ник-Ника, а завтра? На ВА или СА? И чем это кончится?

— Пойми, Петрович, Олег ко всей этой великокняжеской кодле еще с прошлой жизни крайне негативно относится… Ибо совершенно справедливо считает — именно они просрали империю.

— И что будет, когда он, наконец, дорвется до абсолютной власти? Устроит всей романовской семейке «ночь длинных ножей»?

— Не знаю, Петрович, не знаю… Чтобы такого не произошло — здесь теперь есть мы.

— Да плевать он на нас хотел! Подумаешь — современники на помощь прискакали! Он уже с этим временем сроднился! Ты заметил, что о своей семье — жене и детях — он даже не спросил? Потому как живет в мире, который дает гораздо большие возможности для удовлетворения его амбиций! Ты правильно заметил — здесь его стихия! Здесь его тонтон-макуты готовы перерезать глотку первому встречному, здесь он манипулирует императором, здесь его государем величают! А казачки его себя уже «лейб-компанцами» почувствовали! Отправились человека топить без всяких угрызений совести…

— Пойми, Петрович, Олег долгое время был наедине с этой эпохой, что не могло сказаться на мировоззрении! Я не хочу оправдывать его последнюю выходку, но ты сам вспомни: он человек из двадцать первого века и подсознательно считает, что все, что он делает, служит благу России.

— Убивать лакеев и запарывать насмерть камердинеров — на благо России? Ты сам-то понял, Альбертыч, что сказал?

— Он знает, что вскоре последует кровавая эпоха и считает — для ее предотвращения годятся любые средства. А тут — нервное истощение, постоянный стресс от возможности новых покушений, гормоны молодого тела — тебе ли не знать, Петрович, желание защитить честь невесты, да и перед своими людьми лишний раз покрасоваться. Вот и случилась с ним фактически мужская истерика, при которой разбиваются не тарелки, а головы!

— Ах, он бедный больной юноша! — язвительно сказал гусар. — Может, ты предлагаешь его для отдыха на воды отправить? В Баден-Баден?

— Хорошая мысль! — неожиданно серьезно согласился капитан. — Только за границу отправлять опасно. А вот в Ливадию… Или в Кисловодск… В Абас-Тумани… На Кавказ, в общем!..

— Ага… На Кавказ… путёвку в Сочи за ударный труд… — не унимался гусар. — Ты вообще в курсе, что с 1887 года Ники должен был начать регулярную военную службу в Преображенском полку… но он уже посоветовал командиру этого полка «прочистить пару задниц» … В полк Ники надо отправлять, в полк… Короче — другого цесаревича у нас нет. Если только… Если только не ликвидировать императора с детьми, да Владимира Александровича до кучи… Тогда у власти снова встанет наш человек!

70

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор