Оценить:

Вставай, Россия! Десант из будущего Махров Алексей, Орлов Борис




4

— Пойдём, любопытный, — буркнул Альбертыч и зашагал к подъезду.

На изрисованным матерными «граффити» лифте поднялись на десятый этаж. Стальная дверь тамбура, затем стальная дверь квартиры — явление для Москвы стандартное, но вот висящий на вешалке в крохотной прихожей АКМ — нечто, из обыденности выпадающее.

— Мы тут фактически на военном положении, — снизошел до объяснения Альбертыч, перехватив мой взгляд. — Давай, проходи на кухню! Ботинки можешь не снимать — и без тебя натоптано!

Позвякивая пакетом, я проследовал в указанном направлении. Нда… сразу видно, что ни одной женщины среди проживающих в этой квартире людей нет — в раковине гора грязной посуды. На столе чашки с недопитым чаем и переполненные пепельницы. Я выгрузил на стол нехитрую закуску для краткого междусобойчика с учётом специфики напитка и веяния времён: банку оливок, упаковку тонко поструганного сервелата, коробочку хорошего сырного набора (имею я такую слабость), нарезанный батон белого хлеба. Пока я разбирался с закуской, Альбертыч достал с полки рюмки, нарезал лимон, откупорил бутылку и выдвинул кухонные табуреты из-под стола.

— Присаживайся, разговор у нас с тобой будет длинный, — он махнул рукой в сторону табуретки, стоявшей ближе к двери. Ситуация мне не нравилась всё больше и больше. Во что же Димка вляпался?

Я осторожно присел. Альбертыч аккуратно разлил по рюмкам коньяк — ровно по три четверти емкости.

— Со свиданьицем, — он махнул рюмку, на секунду замер, оценивая напиток и прислушиваясь к себе, потом бросил на кусок хлеба пару ломтей колбасы, а сверху — пару ломтей сыра. Насколько я помнил — всякими «гвардейскими пыжами» старик никогда не баловался.

— Будем! — я последовал его примеру и пригубил коньяк.

— Ты, наверное, вопросами мучаешься, что мол, да как? — Альбертыч бодро пережевывая бутерброд, закинул в рот пару оливок. — Спрашивай, не стесняйся!

— Чего спрашивать, Владимир Альбертович? Зачем воздух впустую сотрясать? Я уже не зелёный пацан. Если вы, используя ресурсы всей своей организации, Димке помочь не можете, а меня зовёте, значит нужен именно я. То, что мне знать необходимо — сами расскажете. Где рассказать не сможете — промолчите. Посвятите в ситуацию и проведёте инструктаж, так сказать.

— А ты уже на всё заранее готов? Если надо ради друга, то и в колодец головой?

— Если надо в колодец, то можно и в колодец… слазать, по верёвочке, или по скобам, со страховкой и пониманием, что в этом колодце я должен искать или делать, — я выпрямился на табурете и положил ладони на стол. — Если друг упал в колодец, прыгать сверху бесполезно. Так его убить можно или оглушить, а вот спасти не получится точно.

— Ты, Серёжа, не ершись, — Альбертыч, прищурившись, посмотрел мне в глаза. — Ситуации бывают разные. Вот, помню, был у меня один случай…

Так… Вместо того, чтобы говорить по делу, мы хотим травить байки. Впрочем, баек не последовало. Альбертыч посмотрел куда-то поверх моей головы и спросил:

— Парень чистый? — этот вопрос Альбертыч адресовал не мне, а бесшумно подошедшему широкоплечему седому мужику, загородившему своей фигурой весь дверной проём. Мужик молча кивнул. Альбертыч кивнул в ответ и повел рукой в сторону стола, — Присоединяйся, Илюха!

Еще один грушник на мою голову?

Альбертыч тут же подтвердил мою догадку:

— Знакомьтесь! Это Сергей Платов — старый дружок моего Димки. А это Илья Петрович Дорофеев — мой коллега.

Мы обменялись с Ильей Петровичем рукопожатием. Ладонь у него была сухой и крепкой.

— Вижу, Сережа, что гадаешь, о чем таком интересном может пойти разговор, если он обставлен такими мерами предосторожности? Давай уже, разливай свой коньячок! Махнем ещё по рюмашке, тогда и поговорим!

Рюмка действительно не помешает, терпеть не могу, когда у меня за спиной неожиданно появляются таинственные незнакомцы. Выпив, Владимир Альбертович поведал мне настолько фантастическую историю, что несколько минут я молча просидел, пялясь на усеянную грязными пятнами столешницу. Услышь я это от кого другого — посмеялся бы. А попробуй кто под такую дурацкую сказку что-то с меня поиметь — послал бы далеко и надолго. Но Альбертыч — человек достаточно приземлённый. И до сих пор в подобном фантазировании замечен не был. А уж вербуя на непонятное дело — наверняка придумал бы что-нибудь более убедительное.

Оказывается, Димка и его друг Олег сейчас пребывают в конце 19 века. Причем только сознанием, а тела остались здесь. Сознание Димки оказалось в купце 1-й Гильдии Рукавишникове, и он сейчас занимается организацией крупного научно-промышленного объединения в Нижнем Новгороде. А Олег оказался, ни много, ни мало, в теле цесаревича, будущего императора всея Руси Николая Второго. Первое впечатление часто бывает наиболее правильным. Повода подозревать Альбертыча и его друга в дружбе с компьютерными технологиями я не имел. Скорее всего, ребята заигрались в какую-то сетевую стратегическую игрушку и немного поехали крышей на этой почве. Либо, как вариант, на них обкатали новый способ воздействия на сознание какие-нибудь спецслужбы. Так я и сказал. Старики переглянулись.

— Я предупреждал! — это были первые сказанные Дорофеевым слова.

— Ну, ведь ты же поверил! — парировал Альбертыч. Видимо они продолжали какой-то незаконченный спор.

— Я — другое дело! — не сдавался Дорофеев. — Я тебя сто лет знаю, и давно изучил, когда ты шутишь, а когда серьезно говоришь. К тому же эта тема уже давно в нашей конторе поднималась. Эти ребятки из будущего настолько широкую тропу сюда протоптали, что не заметить было тяжело.

4

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор