Оценить:

Вставай, Россия! Десант из будущего Махров Алексей, Орлов Борис




36

— Давай сюда, — интересно, что у них там произошло?

О, Господи! Телеграмма от Моретты.

...

«Дедушка скончался. Вилли под домашним арестом. Papa болен, и нами правит mama. Мой милый, она не желает отпускать меня и настаивает на расторжении помолвки. Я умоляю тебя: сделай что-нибудь. Ты ведь умный, сильный, ты все можешь. Я обожаю тебя.

Твоя и только твоя Моретта».

Это как же? Я ж точно помнил, что по истории старый кайзер в марте умер? Опять хронокаратели?.. Не сразу, но до меня доходит простая истина: у нас «старый стиль», и даты отличаются от канонических на несколько дней.

Нда… Фридрих и его супруга Виктория! А не много ли вы на себя берете? Так, та-ак…

— Вот что, Егор… Васильчикова, Гревса — немедленно ко мне. Шенку и Целебровскому — ждать нас в условном месте. Сбор — через два часа. Бе-е-го-о-о-ом!..

Встречаемся на снятой Целебровским специально для подобных случаев конспиративной квартире. Собрание секретное. Состав участников ограниченный. Я обвожу взглядом сидящих.

— Итак, господа, я собрал вас, чтобы сообщить пренепреятнейшее известие…

При этих словах лица присутствующих напрягаются, но по мере того, как я рассказываю нежданную новость — Шенк и Целебровский расслабляются. Что это они?

— Видите ли, Ваше Высочество… — Альбертыч, как всегда при посторонних, само воплощение субординации и этикета. — Сама по себе проблема — пустяковая! Мне даже непонятно — зачем вы пригласили меня и Петрови… Владимира? Вон сколько вокруг вас умных и преданных людей! — при этих словах Гревс горделиво задирает подбородок, а Васильчиков кидает на Целебровского подозрительный взгляд. Для моего верного «Председателя КГБ» до сих пор непонятна причина, по которой я приблизил к себе этих… случайных, по мнению князя Сергея, людей. А Альбертыч продолжает, — Всех дел — ухлопать этого онкологического! Но сделать это чисто, чтобы не засветиться.

— Чтобы даже в страшном сне никто и никогда не связал преждевременную кончину императора Германской империи с нами, грешными… — добавляет Шенк.

Вот блин! Похоже, кайзер Фридрих, не процарствуешь ты свои 99 дней…

Васильчиков яростно трет виски.

— Государь, а что если… Может, не стоит кайзера? Ему ведь и так недолго осталось… Может, стоит попробовать устроить побег самой принцессе? — Ого! А ведь это предложил не кто иной, как ротмистр Гревс. Чувствуется положительное влияние Шенка: еще месяц тому назад, непоседа Гревс с первых минут встречи начал бы излагать «высокому собранию» свой гениальный план: «Мы ползем, ползем, ползем, а потом — ша-арах!» А теперь надо же, кайзера пожалел… Кроссавчег!

— И как вы себе это представляете, ротмистр?

— Ну, это мы еще, конечно, покумекаем, но в принципе… Первое: необходим корабль. Быстроходный, но неприметный. Организовать «зеленую тропу» до Ростока из Берлина, ложные дорожки отхода — на Варшаву, Копенгаген и Гамбург. Кстати, тут если мы и засветимся — не страшно. Одно дело — покушение, другое — соединение двух любящих сердец…

Однако! — думаю я, — откуда что берется? Здорово его там Шенк гоняет. И не только в плане физподготовки, как выясняется. «Зеленая тропа»… «ложные дорожки»… нахватался терминов!

А, собственно… почему бы и нет? Я смотрю на Альбертыча. Он бездумно глядит в потолок, словно после выкатывания идеи с покушением дальнейшее его не касается. Понятно! Обиделся, что от важных дел ради пустяков оторвали. Я перевожу взгляд на Шенка. Тот задумчиво кивает. Гревс светлеет лицом — как же, его наставник одобрил план. Васильчиков оставляет в покое свои виски, и уже что-то стремительно черкает в записной книжке.

— Ну, тогда — с Богом! Считайте, что высочайшее разрешение на операцию, — я лихорадочно перебираю в уме все классические произведения, в которых описывается побег невесты к избраннику, но не найдя ничего подходящего заканчиваю, — операцию «Бегство» вами получено.

Тут же от Целебровского следует пинок ногой под столом. Ну, что еще? Ах, да… совсем забыл, а Альбертыч, старый волк напомнил: название операции не должно раскрывать ее суть. Ладно, потом исправим на что-нибудь нейтральное, вроде «Операции «Ы». Так, ладно… Что там дальше?

— Насчет корабля — это к Сер… к Генерал-Адмиралу. Остальное — сами по необходимости. Да, и вот еще что. Организуйте доставку Моретте телеграммы следующего содержания: «Люблю. Придумал. Подожди чуть-чуть. Твой Ники».

Рассказывает принцесса Виктория фон Гогенцоллерн (Моретта)

Она сидела на диване, изо всех сил стараясь не разреветься. Только что от нее вышла мать, Виктория-Александрина, новая императрица Германской Империи. Мама, мама, как же ты можешь?! Она закусила губу, снова вспоминая жестокие слова матери:

— …Я понимаю твои чувства, Моретта, но и ты должна понять: как принцесса Гогенцоллерн, ты не имеешь права жертвовать политическими интересами Империи в угоду чувствам. Твой брак с этим русским, — боже, какое брезгливое выражение на ее лице! — противоречит интересам твоей Родины. И потому я настаиваю на том, чтобы ты, именно ты, написала ему письмо, в котором сообщишь о расторжении помолвки!..

Когда мать первый раз сказала ей об этом, в тот страшный день — день кончины дедушки, она бросилась, было к брату. Вилли всегда помогал ей, он нежно любит Ники, как брата и друга. Но у покоев Вилли стояли гренадеры, скрестившие штыки, когда она попыталась прошмыгнуть в дверь. Вечером за ужином мать заявила, что Вилли — под домашним арестом. Все что удалось сделать — это послать через фрейлину записку с криком о помощи в русское посольство…

36

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор