Оценить:

Кавказский принц 2 Величко Андрей




80

Для меня это стало последней каплей, я и так стоял на ногах вопреки всем законам медицины. Минут пять я боролся с искушением – собрать последние силы, приехать в Артур, обматерить Макарова с Гошей и сказать, что если через пять минут капитаны этих калош не будут расстреляны, а сами они, переименованные в «обосравшийся» и «обоссавшийся», не окажутся в Талиенване хоть на буксире, то ну вас на х…, е…тесь тут сами! И свалить…

В процессе ходьбы по порталам у меня окончательно укрепилось подозрение, возникшее еще при первых открытиях, что из Гошиного мира в свой я могу попасть и сам. Но только в одно место и одно время – в конец июня две тысячи восьмого, в свою квартиру, но не смогу уже вмешаться в свои сны…

Следующую неделю я почти не помню. Вроде мне докладывали о том, что Кондратенко ранен, но Каледин остановил-таки японцев на перешейке. Потом о готовности эллинга и просили приказа на перебазирование дирижабля… Потом пришел Гоша и пытался прочитать мне какое-то письмо, и я все никак не мог понять, кто и зачем меня ждет в Питере… потом я увидел себя в своей квартире, в Москве две тысячи восьмого, и вообще чуть не сдох от отчаяния, решив, что в какой-то момент бессознательно сделал необратимый переход. И с каким же облегчением, снова разглядев над собой потолок вагона, я понял, что это был просто бред!

Зато по приходу в себя я с удивлением почувствовал, что почти здоров. Плечо не болело, левая рука нормально все чувствовала и могла двигаться в пределах повязок, в голове была ясность, хотелось жрать и наоборот. Но первым делом я уточнил общую обстановку – то есть, слегка приподнявшись, глянул в окно. Там ничего не изменилось, а это значило, что перешеек точно наш, иначе мой поезд тут бы не стоял. Ладно, подумал я, остальные новости узнаю в рабочем порядке, и разрешил засуетившейся сиделке известить врача и Гошу.

Гоша весьма обрадовался моему цветущему виду и предложил сходить через портал для закрепления успеха.

– Знаешь, – с сомнением возразил я, – мне что-то не хочется. Во-первых, как-то он в последний раз хреновато открылся, у меня вообще смутные подозрения, что дальше будет еще хуже и нам осталось конечное и не такое уж большое количество переходов. А во-вторых, я подозреваю, что в моем выпадении в осадок именно портал и сыграл не последнюю роль.

– Думаешь, он перестал лечить?

– Как раз нет. Он повышает способности организма к самолечению, так? У этого организма появляются дополнительные возможности для борьбы с поражающими факторами. А для моего организма самым вредным фактором был я сам! Метался по всему Ляодуну, нервничал… Вот организм, науськанный порталом, и потерял терпение, отрубил меня и тем обеспечил себе так необходимую ему неделю постельного режима. Ладно, а как там у тебя дела?

– Опять нервничать начнешь, – предположил Гоша.

– Не начну. Хоть приблизительно определили, сколько еще на дне прохода японский металлолом будет валяться?

– Не меньше полутора месяцев, – помрачнел Гоша.

– А что там вообще за корыто лежит?

– Транспорт на восемь тысяч тонн, причем набитый камнями. Макаров лично руководит работами, так что все делается с максимальной скоростью.

– Да, конечно, целый адмирал рабочих шпыняет, это впечатляет… Слушай, а если кто-нибудь ускорит работы, что ему за это будет?

– А тебе что, чего-то не хватает?

– Ну не полезу же я сам в воду, там мокро и холодно. Тут когда купальный сезон наступает, в мае? То есть еще месяц можешь не уговаривать, нырять не буду. Посижу на бережку с сигареткой да посмотрю, как водолазы этот хлам со дна за пару недель растащат… А им за это разницу в стоимости работ по-макаровски и по-моему. Идет? Водолазов должно быть четыре штуки.

Никакого особеного блефа в моем предложении не было – ведь у меня имелось четыре мощных сварочных агрегата, а к ним в качестве дополнительного оборудования и плазменные горелки. Немножко потренировать водолазов, чтобы научились не гасить дугу при погружении, и вперед, пароход-то не бронированый, резаться будет почти как бумага. Это сваривать под водой надо уметь, а если требуется только кромсать, так ведь ломать не строить.

– Так что присылай ко мне нырятелей, – подытожил я, – покажу им, что и как делать. Именно сегодня присылай, потому как завтра я хочу на перешеек съездить. И не возмущайся, я уже звонил туда и узнал, что вот там-то особых поводов падать в обморок нет. Хотя, конечно, в планах оно выглядело малость пооптимистичней…

Глава 32

Следующим утром я, как и собирался, приехал на перешеек. Тут было затишье – положив около пяти тысяч своих солдат в трех штурмах, японцы четвертый день не проявляли активности. Наши войска находились на второй линиии предполья, попытка задержать японцев на первой не удалась, хоть и обошлась нам в почти полсотни убитыми и раненым генералом Кондратенко. Но на второй линии японцы были остановлены. Впрочем, это были временные позиции, первая линия основных находилась в трех километрах позади, имея опорным узлом гору Самсон. Штаб Каледина сейчас находился у правого подножия этой горы.

– Похоже, место сосредоточения у японцев в полутора километрах за передним краем, – поделился сведениями генерал. – Вон, развалины видите? За ними не просматриваемая с нашей стороны лощина, похоже, там скоро будет людно… Ни гаубицы, ни минометы мы в дело еще не вводили.

– Вот это здорово, – обрадовался я. – А с минами они как, уже познакомились?

– Тоже пока нет. Как раз сейчас заканчиваем минные поля, во время предыдущих штурмов их тут не было. Но фронт слишком широкий, поэтому мы их делаем только по двум наиболее удобным для вражеского наступления направлениям.

Загрузка...
80

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...