Оценить:

Кавказский принц 2 Величко Андрей




78

Снова доворачиваю перископ на «Касугу». Стрелка первого секундомера заканчивает круг, 60 секунд, 65, Взрыв! Наблюдаю, как над носовой башней «Касуги» встаёт высоченный водяной столб, и вдруг он озаряется изнутри яркой вспышкой, и вновь по корпусу лодки как будто громадной кувалдой ударили! Lucky shot! Похоже, что сдетонировали погреба главного калибра! Амба котёнку! Ещё один взрыв, но как бы со стороны! Это ещё что? Ладно, потом будем разбираться! В отсеках радостно вопит экипаж.

– Отставить вопли, носороги! Тишина в отсеках! После радоваться будем, когда уберёмся отсюда подобру-поздорову!

– Перезарядить аппараты!

Крики стихают, люди взялись за дело, но радостные улыбки продолжают цвести на лицах.

12 секунд. Наблюдаю на «Касуге» ещё один взрыв, сразу за мачтой. Второй торпедой тоже попал! «Касугу» плотно затягивает паром. Похоже, что этой торпедой мы им котлы разнесли? По короткой связи приходит доклад с «Краба».

– Наблюдал на «Ниссине» два подрыва на минах в районе бака, и попадание второй торпеды туда же. Первая торпеда дала промах и, видимо, прошла перед форштевнем!

– Молодец, Толя! Отменно! Ему и того с лихвой хватит, я думаю! Уходим домой!

Командую убрать перископ. Отходим по фарватеру кабельтовых на 15 в направлении выхода из бухты, и на двух узлах ложимся в циркуляцию. Снова поднимаю перископ. Туман сильно редеет. Акустик докладывает мне, что слышит многочисленные, приближающиеся с севера шумы винтов. Навожу перископ на место атаки. «Касуга» накренился на правый борт, и я вижу, как волна начинает заливать ему палубу. Обнаруживаю «Ниссин», который прямо у меня на глазах задрав корму к небу, вертикально скрывается под водой. «Касуга» заваливается на борт и переворачивается кверху килем. И в 07ч58м скрывается под водой. Всё кончено.

Хрен-то теперь кто с глубины 45 саженей до конца войны сможет их поднять! Стягиваю с головы пилотку и шепчу молитву по убиенным мною. Покойтесь с миром, да простит мне Господь…

– Убрать перископ. Занять минимальную безопасную глубину! Курс 215 градусов, ход 4 узла! Поздравляю команду с победой и благодарю за службу! Это японцам за Артур! Идём домой!

Глава 31

Кроме летчиков, в начавшейся войне к концу февраля появились и еще герои, поначалу, если можно так выразиться, местного масштаба.

Одновременно с появлением в Артуре сведений об утоплени прямо в Токийской бухте свежезакупленных в Италии крейсеров «Ниссин» и Касуга», о минировании самой бухты, в результате чего там уже успели подорваться два транспорта, в гавань скромно зашел «Герасим» – естественно, уже без барахла и брезента на задней палубе. Команда получила щедрые премиальные и ясные указания о том, как их следует тратить, и теперь по артурским кабакам расползались все более красочные слухи о подвигах и победах катамарана у далеких берегов Японии. Экипаж «Машки» чувствовал себя обойденным, рвался в бой, и я пообещал им, что и их поход не за горами. Страховка на морские перевозки поползла верх, Гоша не вылезал с узла связи…

Но, как я уже говорил, это все-таки была местная сенсация. А весь мир с недоумением взирал на действия непонятно откуда взявшегося Флота Открытого Моря маленькой, но гордой страны, которую можно было найти и не на всякой карте. Верная своим союзническим обязательствам, Черногория объявила войну Японии. И коммондор Пол Маслачак, как коршун на цыплят, набросился на не ко времени оказавшиеся в Индийском океане японские транспорты…

За неделю он утопил и захватил восемь штук, но среди них было два настоящих подарка судьбы.

Первый вез шесть сотен авиационных моторов. Правда, в основном это были максимовские аналоги нашего Т-1, пригодные только для самолетов типа «Святогора» и «Пересвета», но ведь каждый стоил по пятьсот фунтов! А в Америке их можно было продать и дороже, так что Одуванчик одним махом на треть уменьшил свой долг.

Второй был кое-как вооружен и не придумал ничего умнее стрельбы из своей горе-пушки по доблестным черногорским морякам. Естественно, вся эскадра жутко обрадовалась представившейся возможности потренироваться и в пятнадцать минут утопила агрессивное корыто. Но этот процесс от начала и до конца был зафиксирован на фото– и кинопленку, так что Черногория тут же объявила Индийский океан зоной боевых действий, а это давало право досматривать и в случае обнаружения военной контрабанды арестовывать нейтралов! Морскую страховку зашкалило, японские обязательства поползли вниз, Гоша уже и ночевал в связном вагоне…

В газетах появились даже фотографии. Особенным успехом пользовалось изображение коммондора на мостике своего флагманского линкора «Црна Гора» (тысяча двести тонн, три 105-мм пушки, торпедный аппарат, 24 узла скорости). Сам коммондор был в роскошном мундире с аксельбантами чуть ли не на заднице, в идиотской треуголке, с накладной бородой и сделанным из подушки фальшивым пузом. При отработке образа мы с Пашей взяли за основу парадный портрет Рожественского…

И вот ко мне пришел радист с докладом – какая-то близко расположенная станция, судя во всему Вэйхавэйская, непрерывно морзит «DUPA… DUPA… DUPA…».

Это пока еще репетиция, злорадно подумал я, настоящая дупа запланирована на чуть попозже…

Я отправился на узел связи. Но вовсе не отвечать на «дупу», а передать сигнал в Георгиевск, по которому будет отправлена другая радиограмма, для Цеппелина – я снабдил его хоть и детекторным, но вполне пригодным для приема из Георгиевска аппаратом. По этому сигналу граф должен был передать кайзеру заранее написанное письмо от нас с Гошей…

Загрузка...
78

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...