Оценить:

Кавказский принц 2 Величко Андрей




50

Вечером, как и обещал, я заявился к Федорову. Тот уже нарисовал эскиз своей пушки с прикладом и сошками, и мы сразу сели обсуждать амортизатор. Через полчаса оба с сожалением согласились, что газомасляный нашему производству не потянуть, придется ставить обычную гидравлику двойного действия и пружины переменного шага. После чего я предложил Владимиру Григорьевичу отвлечься от сиюминутного и подумать о далекой перспективе.

– Согласитесь, что винтовочный патрон для среднего солдата совершенно избыточен, – пояснил я. – Кому нужна прицельная дальность в два километра, когда и на шестьсот-то метров мало кто может уверенно попасть в ростовую мишень! А будущее ведь не за магазинными, а за самозарядными винтовками, тут избыточная мощность патрона вызовет ненужное усложнение и утяжеление конструкции. Так что я предлагаю подумать о патроне побольше пистолетного, но поменьше винтовочного, назовем его промежуточным. Мне он представляется размерностью где-то 6,5х40, но и вы подумайте, может, вам покажутся оптимальными немного другие цифры. Разумеется, этот патрон должен быть без ранта.

– Мечта оружейника, – хмыкнул Федоров, – под такой патрон делать автоматическое оружие, это будет одно удовольствие. Но что делать с имеющимися запасами и с произодствами, ведь они в существующем виде безрантовый патрон просто не потянут?

– С запасами просто, их сожрет война, еще и не хватит. Производства придется модернизировать, тут никуда не денешься, но возникает вопрос, пути решения которого нужно искать уже сейчас. Каким будет винтовочный патрон? Сейчас еще можно как-то выбирать тип, но лет через десять-пятнадцать это будет такой геморрой, что никто на это не пойдет. Поэтому думать надо с перспективой лет на пятьдесят, если не больше… Можно, конечно, оставить имеющийся, благо он дешевый, но это значит, что наши пулеметы всегда будут чуть сложнее и тяжелее, чем могли бы быть, да и мощность его все-таки немного маловата для пулемета. Можно просто купить лицензию на маузеровский 7,92х57 вместе оборудованием для производства на первых порах. А можно разработатиь что-то свое…

– Ох, – покачал головой Федоров, – вы представьте себе переходный период. На вооружении стоят мосинки под русский патрон и пулеметы под него же, автоматы под маузеровский пистолетный патрон и пулеметы под маузеровский винтовочный, да еще самозарядки под промежуточный… Это же какая путаница начнется! А не дай Бог война…

И без всякого переходного периода будет тот еще бардак, подумал я. В первую мировую винтовки закупали аж в Аргентине и Японии, каждая, естественно, была под свой патрон, пулеметы тоже со всего мира по нитке собирали. Вряд ли у нас хуже того безобразия получится, хотя, конечно, не следует преуменьшать возможностей человеческого разума…

– А что делать? – сказал я вслух. – Как только мы начнем хоть что-то менять, обязательно начнется путаница. Но если не начнем, то так и останется Россия на сто с лишним лет при этом допотопном патроне.

По лицу Федорова было видно, что мой пассаж про сто лет он счел художественным украшением речи, а ведь зря это он, я же не преувеличиваю вот ни на столечко…

– И вот еще про какое новшество я бы вам советовал пораскинуть мозгами, – вспомнил я, – шнековый магазин.

– Простите? – не понял Федоров.

– Шнек, он же архимедов винт, – пояснил я. – И емкость больше, и ничего из оружия не торчит в разные стороны. Вы последнюю гомосековскую новинку видели – мясорубку? Ну, это вы зря. Значит, я распоряжусь, чтобы вам завтра с утра доставили пару штук, одну по прямому назначению, а другую как источник вдохновения по этому самому шнековому магазину.

Глава 20

– Вот твои сметы, – пододвинуло мне тощую папочку высочество, – все подписаны. На твой счет положено еще полмиллиона, это на текущие внеплановые расходы, а то у нас с Машей начинается страдная пора и мне просто некогда будет с каждой твоей мелкой бумажкой разбираться. Начались, понимашь, финансовые шевеления по поводу грядущей войны. Только у меня к тебе пара вопросов… ага, вот она. Донос тут на тебя пришел, что ты волевым решением лишил эшелон с проволокой для Дальнего Востока двух третей охраны. Читать будешь?

– Зачем? Чай, не «Понедельник», по сто раз его перечитывать. А копии этого крика души мне еще три дня назад принесли, в двух экземплярах. Уже расследовали, автор просто дурак. Ты-то хоть на тонкости обратил внимание?

– Охрана уменьшена, но количество пулеметов увеличено, все сосредоточено в одном броневагоне, в состав поезда введен наш малый тепловоз, – перечислил Гоша. – Приманка?

– А как же. Должны же хунгузы наконец наш поезд разграбить, а то под каким предлогом туда твой отряд перегонять? В этом поезде, кроме проволоки, которой, кстати, там почти и нет, едет твой личный мебельный сервиз, то есть тьфу, гарнитур.

– Откуда он взялся?

– А я знаю? Третий месяц в Приемном парке валяется, небось, подарил кто-нибудь.

– Замечательно, сервизов мне последнее время тоже многовато наприподнесли, положим туда пару, – улыбнулся Гоша, – а то вдруг этим хунгузам мебель слишком тяжелой покажется? Вот только смысла введения в этот эшелон нашего тепловоза я пока не понимаю.

– Он бронированный – раз, и у него автоматическая сцепка – два. В случае чего он ее просто расцепляет, поезд остается китайцам, а тепловоз, вагон и паровоз, даже если его повредят, едут дальше. Опять же, все равно пора их потихоньку туда перегонять…

– Ладно, а теперь не скажешь ли мне, что это за пулеметные тачанки? Богаевский пишет, что завершено формирование двух эскадронов, проведены учения… Я в недоумении посмотрел на Гошу.

Загрузка...
50

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...