Оценить:

Неглубокая могила Симмонс Дэн




60
Мы будем Вам очень признательны, если Вы оцените данную книгу или поделитесь своими впечатлениями о книге на странице комментариев.


Лопнувшие лампы. Темнота.


Курц лежал на боку на замерзшей земле. Заморгав, он открыл здоровый глаз, пытаясь определить, сколько времени пробыл без сознания. По-видимому, недолго.

Судя по всему, Левин, оглушив его, вытащил из багажника, – не слишком аккуратно, подумал Курц, нащупав языком сломанный зуб, – и надел оковы по-новому. Теперь у Курца руки были скованы впереди. Вообще-то это должно было бы стать хорошим известием, но только наручники были прикованы к кандалам на щиколотках на тюремный манер, и длинная цепь из прочных стальных звеньев, футов пятнадцать, отходила до кожаной петли в руке Левина.

На Левине были шерстяная шапочка с наушниками, неуклюжий пуховик, набитый гусиным пером, рюкзак за спиной и на голове мощная шахтерская лампа с питанием от батарейки. На обычном человеке такое сочетание смотрелось бы нелепо; на этом недомерке оно выглядело непристойно. Возможно, юмористический эффект подавлялся «тейзером» в левой руке, стальной цепью в правой или засунутым за пояс огромным «рюгером».

– Вставай, – приказал Левин.

Он прикоснулся «тейзером» к стальному поводку. Курц судорожно дернулся и едва не наделал в штаны.

Убрав шоковый пистолет в карман куртки, Левин направил на Курца «рюгер». Тот медленно, превозмогая боль, поднялся, сначала на колени, затем встал на ноги. Шатаясь, Курц думал о том, что можно броситься на Левина, но этот «бросок» будет представлять собой десять шагов, пройденных нетвердой спотыкающейся походкой, а тем временем карлик станет разряжать в него барабан «рюгера».

Несмотря на то, что вдали от озера замерзшая земля еще не успела покрыться снегом, между голыми ветвями кружили белые хлопья. Курца начало лихорадочно трясти, и он никак не мог взять себя в руки. У него мелькнула рассеянная мысль, не прикончит ли его переохлаждение раньше, чем Левин.

– Пошли, – сказал Левин, дернув Курца за поводок.

Курц огляделся вокруг, ориентируясь на местности, и, качаясь, побрел в темный лес.

ГЛАВА 44

– Знаешь, ведь Сэмми изнасиловал и убил женщину, бывшую моей напарницей, – сказал Курц минут пятнадцать спустя.

Они вышли на просторную темную поляну, освещенную лишь лучом фонарика на голове Мэнни Левина.

– Заткнись, мать твою.

Левин действовал очень осторожно, не подходя к Курцу ближе чем на десять футов, не допуская натяжения стальной цепи, постоянно держа его под прицелом своего крупнокалиберного револьвера.

Курц побродил по поляне, посмотрел на возвышающийся на краю раскидистый вяз, посмотрел на другое дерево, подошел к гнилому пню, снова осмотрелся вокруг.

– А что, если я не смогу найти то место? – спросил Курц. – Как-никак, прошло двенадцать лет.

– Тогда ты умрешь здесь, – сказал Левин.

– А если я вспомню, что это в другом месте?

– Все равно ты умрешь здесь, – повторил Левин.

– Ну а если это то самое место?

– Осел, ты все равно умрешь здесь, – устало произнес Левин. – И тебе это прекрасно известно. Сейчас единственный вопрос, Курц, заключается в том, как ты умрешь. У меня в барабане шесть патронов, а в кармане еще целая коробка. Я могу использовать один, а могу дюжину. Выбор за тобой.

Кивнув, Курц подошел к раскидистому дереву, пытаясь сориентироваться по большой ветке.

– Где девочка… Рейчел? – спросил он.

Левин оскалился:

– У себя дома, на втором этаже, в кровати под одеялом, – сказал коротышка. – Ей тепло, но ее официальному папаше, валяющемуся в стельку пьяным на кухне, весьма холодно. Однако не так холодно, как будет холодно через десять секунд настоящему отцу маленькой стервы, если он не закроет свою долбаную пасть.

Курц, пошатываясь, отошел на десять шагов от дерева.

– Здесь, – сказал он.

Держа его под прицелом «рюгера», Левин снял рюкзак, расстегнул «молнию» и швырнул Курцу небольшой, но тяжелый металлический предмет, завернутый в тряпку.

Курц окоченевшими руками развернул тряпку. Складная лопатка – «орудие для самоокапывания» на официальном армейском жаргоне. Впервые у Курца в руках оказалось хоть что-то похожее на оружие, однако в своем теперешнем состоянии он мог использовать лопатку как оружие только в том случае, если бы Мэнни Левину вздумалось подойти к нему шагов на пять ближе и подставить свою голову в качестве мишени. Но даже в этом случае, понимал Курц, у него, возможно, не хватит сил, чтобы нанести коротышке серьезную рану. А так, скованный по рукам и ногам, он не имел возможности даже бросить лопатку в карлика.

– Копай, – приказал Левин.

Земля замерзла, и несколько мгновений Курцу, охваченному отчаянием, казалось, что он ни за что не сможет пробить ледяную корку опавшей листвы и смерзшейся почвы. Опустившись на колени, он попытался навалиться на лопатку всем своим весом. Наконец ему удалось отковырять несколько комков и сделать небольшую ямку.

Левин привязал конец поводка к толстой ветке. Это освободило ему левую руку, позволив взять «тейзер» и время от времени прикасаться электродами к стальной цепи. Каждый раз Курц вскрикивал и валился набок, после чего некоторое время лежал, дожидаясь, когда окончатся спазмы мышц. Затем, не говоря ни слова, он поднимался на колени и продолжал копать. Его уже так сильно колотило от холода, что он боялся выронить лопатку. По крайней мере, физический труд давал ему возможность хоть как-то согреться.

За полчаса Курц вырыл траншею длиной фута три и глубиной два с половиной фута. Ему попадались корни, камни и больше ничего.

– Достаточно этого онанизма, – наконец не выдержал Мэнни Левин. – У меня уже яйца превратились в ледышки. Бросай лопату.

Мы будем Вам очень признательны, если Вы оцените данную книгу или поделитесь своими впечатлениями о книге на странице комментариев.


60

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...