Оценить:

Неглубокая могила Симмонс Дэн




51

– Извини, в магазинчике на заправке была только эта дешевая бечевка! – проорал Курц. – Не знаю, долго ли она выдержит. Так что нам надо говорить быстро.

– Курц, черт бы тебя побрал, я заплачу. У меня есть пара миллионов. Я хорошо заплачу, Курц!

Курц покачал головой:

– Пока что меня это не интересует. Мне просто любопытно, кто тебя нанял.

– Этот долбаный гомик адвокат. Майлз! Меня нанял Майлз!

Курц кивнул:

– Но кто стоит за Майлзом? Кто дал санкцию?

Малькольм снова яростно затряс головой:

– Не знаю, Курц. Клянусь Христом богом, не знаю. Господи, как же мне холодно! Вытащи меня из воды! Деньги! Я дам тебе наличные, Курц!

– И сколько тебе заплатили за то, чтобы меня прикончить?

– Сорок кусков! – провопил Малькольм. – Проклятие, как же мне холодно! Вытащи меня, Курц. Клянусь Христом богом… деньги твои. Все что у меня есть.

Курц подался назад, удерживая невыносимую тяжесть человека и стремительно несущейся воды. Бечевка запела, натягиваясь. Малькольм то и дело оглядывался на бело-голубую пропасть у своих ног. Внизу по течению, невозможно далеко, мелькали огоньки фар проезжавших по мосту Радуги машин.

– «Йаба», – крикнул Курц. – Почему вы занялись «йабой»?

– Ее присылали Триады! – проорал в ответ Малькольм. – Мы ее продавали здесь. Я получал десять процентов. Боже-всемогущий-господи-Иисусе, Курц!

– А девяносто процентов семье Фарино через адвоката?! – прокричал Курц, перекрывая рев воды.

– Да. Пожалуйста, мальчик мой… Господи Иисусе! Пожалуйста, я уже не чувствую ног. Здесь так холодно, мать твою… Я отдам тебе все деньги…

– А вы поставляли Триадам оружие, захваченное во время нападения на арсенал? – продолжал Курц.

– Что? А? Пожалуйста…

– Оружие, – повторил Курц. – Триады переправляли вам «йабу». А вы отсылали обратно в Ванкувер оружие?

– Да, да… Твою мать!..

Малькольму удалось вцепиться в лед, но течение увлекло его под воду. Курц потянул что есть силы, и бритая голова Малькольма снова вынырнула на поверхность. Подбородок и шея верзилы покрылись ледяной пленкой.

– Как вы убили бухгалтера? – крикнул Курц. – Бьюэлла Ричардсона?

– Кого?! – взвыл Малькольм, клацая зубами.

Курц вытравил фута три. Малькольм тщетно пытался удержаться за обледенелый берег. Его голова снова ушла под воду. Вынырнув, он принялся отфыркиваться.

– Потрошитель! Перерезал ему глотку.

– Почему?

– Так сказал Майлз.

– Почему?

– Ричардсон узнал про деньги Фарино, которые отмывал Майлз – о-ЧЧЧЕРТ!

Течение оттащило Малькольма еще фута на три к краю водопада.

– Ричардсон захотел иметь свою долю?! – крикнул Курц.

Малькольм был слишком занят тем, что смотрел на ревущее преддверие бездны, и ответил не сразу. Верзила лихорадочно клацал зубами. Он посмотрел на Курца.

– Твою мать, Курц, ты все равно меня убьешь! – крикнул Малькольм.

Курц пожал плечами. Бечевка больно врезалась ему в руки.

– Все-таки есть надежда, что я оставлю тебя жить. Расскажи мне все, что ты знаешь о…

Внезапно в руках Малькольма сверкнуло короткое лезвие. Он начал перерезать бечевку.

– Нет! – крикнул Курц, торопясь вытащить его на берег.

Перерезав бечевку, Малькольм бросил нож и начал грести что есть сил. Он был сильным, крепким мужчиной, наполненным адреналином, и секунд десять казалось, что ему удается плыть против бешеного течения – в направлении точки футах в пятнадцати-двадцати выше Курца, где он мог бы схватиться за обледеневшие перила.

Но река быстро опомнилась, и Малькольма отнесло назад, словно он получил пощечину от невидимой руки господа. С быстротой нападения акулы он оказался на бело-голубом гребне и полетел вниз – водопад будто проглотил его. Последним, что увидел Курц, был Малькольм, размахивающий руками в воздухе, безумно усмехающийся, со сверкающим в голубовато-белом свечении бриллиантовым зубом.

И вдруг в реке больше никого не осталось.

Курц снял петлю с онемевшей руки и швырнул бечевку в реку. Он задержался лишь на одно мгновение, вслушиваясь в рев воды в ночной темноте.

– А надежда все-таки была, – тихо произнес он и пошел обратно.

ГЛАВА 35

Арлена проснулась как обычно – незадолго до того, как серая буффальская ночь посветлеет, становясь серым буффальским днем, – и успела прочитать за чашкой кофе половину утренней газеты, когда вдруг выглянула из окна на кухне и увидела, что ее «Бьюик» стоит перед домом.

Она вышла на улицу в халате. Машина была заперта, ключи от нее лежали в почтовом ящике. Курца нигде не было видно.

Оставив машину на стоянке и войдя в подвальное помещение со стороны переулка, Арлена обнаружила на своем пустом столе белый конверт. Три тысячи долларов наличными. Жалованье за ноябрь.

Джо вошел через черный вход около полудня. У него была новая стильная прическа. Он был гладко выбрит, и от него едва уловимо пахло дорогим одеколоном. На нем был серый двубортный костюм от Перри Эллис, белая рубашка, строгий консервативный галстук, зеленый с золотым узором, и модные, начищенные до блеска коричневые ботинки. Джо всегда предпочитал серые костюмы и коричневые ботинки – любимое сочетание принца Уэльского.

– Кто-то умер и оставил тебе наследство? – спросила Арлена.

Курц улыбнулся:

– Можно сказать и так.

– Как ты сегодня утром добрался до города от моего дома?

– Есть такая штуковина под названием такси, – сказал Курц.

– В Чиктоваге их встречаешь нечасто, – заметила Арлена. – В этом районе живут те, кто предпочитает ездить на автобусе.

– Мало ли что встречается в Чиктоваге нечасто. Так или иначе, сейчас я приехал сюда на своей машине.

51

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...