Оценить:

Неглубокая могила Симмонс Дэн




45

«Твою мать!» – в сердцах выругался Курц и снова полез вверх.

Верхний трап был вдвое уже того, с которого он поднялся. Курц пополз под сводами цеха, то и дело срываясь локтями с узкой решетки. Хлипкий трап раскачивался под ним, поэтому ему приходилось двигаться как можно более плавно.

Наверху было так темно, что Курц не увидел бы человека, сидящего на этом же трапе в десяти футах. Он взвел курок, держа револьвер в вытянутой руке.

«Не будь ослом, – посетила его снисходительная мысль. – Не найдется второго такого дурака, который залез бы на подобную высоту».

А он действительно залез высоко. Курц старался не глядеть вниз, но было невозможно не смотреть через стальную решетку трапа. Он видел грязные, заваленные мусором крыши подсобных помещений, темные груды шлака, похожие на кучи песка в песочнице, и черную паутину трапов и труб. Курц проникся состраданием к рабочим, которым каждый день приходилось ползать по этим открытым, шатким дорожкам к своим местам в кабинах кранов.

«Черт бы их всех побрал, им, вероятно, платили за вредные условия труда». Где-то на полпути Курц обнаружил, что трап стал совсем ненадежным, в первую очередь потому, что хозяева цеха разобрали кран, продав электромоторы и оборудование. В тридцати футах над центром управления и в двадцати футах от него трапы заканчивались… пустотой.

«Интересно, какую опору обеспечивали кран и фермы?» Остановившись, Курц стал крутить головой, оглядывая как назло редкие и тонкие стальные тросы, закрепленные под потолком всего в десяти футах над ним. Было слишком темно, чтобы разглядеть, не растрескалась ли арматура, все ли крепежные болты на месте; к тому же он понимал, что система тросов явно не предназначалась для того, чтобы удерживать трапы без дополнительной помощи.

Курц упорно полз вперед.

Над самым центром управления Курц, несмотря на темноту, начал сомневаться в том, действительно ли он такой невидимый. Все вокруг выглядело открытым и ненадежным.

Под ним чернела плоская крыша пристанища Дока. Трап второго уровня казался сверху слишком узким и шатким, а до трех трапов внизу было невозможно далеко. В своем теперешнем положении Курц находил лишь одно преимущество: отсюда открывался отличный обзор. Правда, даже если бы у него был пистолет получше или винтовка, почти все, что находилось в поле зрения, тонуло в темноте. К счастью, в холодной пустоте ничто не шевелилось.

Курц улегся на бок, чтобы дать отдохнуть локтям, и обнаружил, как громко колотится его сердце. Вблизи стальные тросы, на которые он уже обращал внимание, казались еще более тонкими и ненадежными. Тоньше мизинца, они наверняка топорщились зазубренными стальными заусенцами и острыми, как иглы, выбившимися волосками. Кроме того, тросы проходили с внешней стороны от трапов второго уровня, так что было непонятно, как он успеет перескочить через поручни, не подставляя себя под смертельный огонь.

«Но я в перчатках», – подумал Курц. Пощупав пальцами тонкую кожу, он едва не рассмеялся вслух при мысли о том, что эти дешевые перчатки могут защитить его от стальных заусенцев.

Что ж, надо или разворачиваться и ползти назад, или на что-то решаться.

Опустив большим пальцем курок, Курц надежно засунул револьвер за пояс, свесился с трапа, схватился за трос, чувствуя, как сердце подпрыгивает до самого горла, и начал как можно быстрее спускаться вниз, раскачиваясь из стороны в сторону, тормозя перчатками и ботинками. Он все же не рискнул скользить по тросу и перебирал руками. Крыша центра управления находилась в тридцати футах внизу и в десяти футах справа. Под ним не было ничего, кроме пустоты и холодного бетонного пола, до которого оставалось не меньше шестидесяти футов.

Курц спустился до трапа второго уровня, раскачался, пытаясь забраться за поручни, промахнулся с первой попытки и стал раскачиваться снова. Наконец он спрыгнул на более широкий трап. Стальная решетка закачалась, но не так сильно, как та, что осталась наверху.

Не медля ни секунды, Курц подбежал к пересечению трех трапов и, не обращая внимания на стальные скобы лестницы, схватился за поручни и скользнул по ним на руках в лучших традициях военно-морского флота.

Он грузно опустился на нижний трап, теперь уже освещенный отблесками света из окна центра управления в пятнадцати футах впереди. Перекатившись, Курц вскочил на ноги и, низко пригибаясь, добежал до стены кабины.

Задыхаясь от быстрого бега, он пнул ногой незапертую дверь и ввалился в комнату.

«Док умрет со смеху», – была его последняя мысль.

Но Доку уже было не до смеха. Старик лежал перед запертой кладовкой. У него на теле были видны по крайней мере четыре раны от пуль крупного калибра: три на груди и одна на шее. Раны кровоточили, и треть пола кабины была залита кровью. Курц дернул свой короткоствольный револьвер влево, вправо, снова влево, но, кроме трупа и его самого, в кабине никого не было.

ГЛАВА 31

Присев на корточки, Курц осторожно приблизился к телу Дока, держась ниже уровня окна, не обращая внимания на кровь, испачкавшую ему брюки и ботинки. Навесной замок на двери кладовки был на месте.

Держа под прицелом входную дверь, Курц ощупал старую кожаную куртку и окровавленные брюки Дока.

Ключей не было. Док держал ключ от кладовки на большой связке вместе с другими ключами от ворот и дверей цеха. Связка исчезла.

Курц пробрался к столу и проверил все ящики и даже невысокую тумбочку, но ключей нигде не было.

Курц подумал о том, чтобы сбить навесной замок пулей из револьвера, но, еще когда он взвешивал за и против, снаружи послышались шаги. Один человек. Бегущий.

45

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...