Оценить:

Неглубокая могила Симмонс Дэн




27

– Да, конечно, – сказал Курц. – Но в настоящий момент меня больше беспокоит то, над чем я сейчас работаю. Впрочем, можешь поискать для меня некоего Малькольма Кибунта. Обычные источники – появление в суде, ордера, неуплата налогов и все остальное. Я знаю, что у него нет настоящего домашнего адреса, но меня устроит любая информация.

Арлена некоторое время стучала по клавишам компьютера, проверяя поступившую свежую информацию, обрабатывая зашифрованные запросы кредитных карточек для оплаты услуг, переводя деньги на новые счета, вводя данные в поисковые системы. Затем она приступила к поискам Малькольма Кибунта.

Наконец Арлена оторвалась от компьютера.

– Знаю, ты никогда не говоришь о своих делах, – сказала она, – но сейчас не хочешь ли ты меня просветить, что происходит? Тут про твоего мистера Кибунта много всякой жути.

Курц не ответил, и она обернулась. Растянувшись на диване, положив кобуру с пистолетом, словно плюшевого мишку, себе на грудь, он уже начал похрапывать.

ГЛАВА 20

«Блюз Франклин» был старым блюз-баром, с возрастом становившимся только лучше. Молодые, подающие надежды звезды блюза играли под звон тарелок и вилок в затянутом дымом небольшом зале на Франклин-стрит, добивались общенационального признания, а затем к старости, овеянные славой, возвращались сюда, чтобы собирать полные аншлаги. Сегодня вечером выступали две звезды: Перл Уилсон, певица лет сорока, сочетавшая в своем голосе пронзительность Билли Холлидея с хрипотцой Коко Тейлора, и Биг-Бо Тернер, один из лучших тенор-саксофонистов со времен Уорна Марша.

Курц пришел к началу выступления, и, ласково поглаживая кружку пива, с наслаждением прослушал в исполнении Перл «Церберы ада идут по моему следу», «Мой милый родной дом в Чикаго», «Загляни ко мне на кухню», «Ива, поплачь по мне», «Большеногие мамаши снова в моде» и «Расправа с колдуном», после чего последовали длинные соло Биг-Бо в нескольких вещах Билли Стрейхорна: «Кровный счет», «Роскошная жизнь» и «Блюз в гостиной».

Насколько помнил Курц, он с самого раннего детства обожал джаз и блюз. Для него музыка заменяла религию. В тюрьме, когда ему разрешали послушать кассетный магнитофон или проигрыватель компакт-дисков, что происходило нечасто, даже такие идеально записанные композиции, как «Немного блюза» в исполнении Майлза Дэвиса, не могли заменить живое выступление с его приливами и отливами энергии, напоминающими бейсбол, то погружающийся в летаргию и отрешенность нудных дополнительных периодов, то вдруг мгновенно взрывающийся в вихрь целеустремленного движения, с кокаиновым сиянием безудержных, переплетенных друг с другом, бессмертных сил. Курц любил джаз и блюз.

После завершающей композиции Перл, Биг-Бо и пианист, молодой белый парень по имени Коу Пирс, подсели к Курцу, чтобы выпить с ним перед закрытием бара. Курц был знаком с Бо и Перл уже много лет. Ему хотелось угостить их выпивкой, но у него едва хватило денег на пиво для себя самого. Они поболтали о старой музыке, о новой работе, о старых временах – тактично не упоминая одиннадцать с лишним лет отсутствия Курца, поскольку даже малыша-пианиста, похоже, просветили, что к чему. Наконец, к ним присоединился хозяин «Блюза Франклина», Папаша Брюс Уолс, добродушный грузный негр, такой черный, что его кожа в лучах прожекторов блестела, словно баклажан. Курц никогда не видел Уолса без окурка сигары во рту и никогда не видел, чтобы эта сигара была зажжена.

– Джо, у тебя появился почитатель, – сказал Папаша Брюс.

Он махнул рукой, заказывая еще круг выпивки за счет заведения.

Курц ждал, потягивая пиво.

– Коротышка-недомерок в грязном плаще приходил сюда три дня назад и второй раз вчера. Не обращал внимания на музыку. Первый раз за стойкой стояла Руби. Этот карлик бросает на стойку свой здоровенный кейс, с какими ходят адвокаты, и спрашивает про тебя. Разумеется, Руби тебя знает, но ничего ему не говорит. Заявляет, что никогда о тебе не слышала. Карлик уходит. Руби рассказывает обо всем мне. Вчера вечером приходит тот же самый карлик, в том же самом грязном плаще, с тем же самым видавшим виды кейсом, но только на этот раз за стойкой уже я сам. Я тоже никогда о тебе не слышал. Я пытаюсь узнать у карлика его имя, но он оставляет нетронутое пиво и уходит. Сегодня я его здесь не видел. Это твой друг?

Курц пожал плечами:

– Он не похож на Денни Де Вито?

– Да, – подтвердил Папаша Брюс. – Только не симпатичный и не смешной, понимаешь? Отвратительный с ног до головы.

– Мне говорили, что меня разыскивает Мэнни, брат Сэмми Левина, – заметил Курц. – Возможно, это он и есть.

– О господи! – воскликнула Перл. – Сэмми Левин сам был злобным карликом.

– Ему приходилось подкладывать на педали управления деревянные чурки, когда он управлял огромным «Понтиаком», на котором они разъезжали с Эдди Фалько, – сказал Биг-Бо. И тотчас же спохватился: – Извини, Джо, я не хотел напоминать о печальных временах.

– Все в порядке, – сказал Курц. – Всю печаль я вымыл из своего организма давным-давно.

– Судя по всему, про этого пигмея Мэнни Левина такое не скажешь, – заметил Папаша Брюс.

Курц кивнул.

Перл прикоснулась к его руке.

– Кажется, только вчера вы с Сэм заходили сюда каждый вечер, мы после выступления наспех ужинали и выпивали, а потом Сэм перестала пить, потому что…

– Потому что забеременела, – закончил за нее Курц. – Да. Вот только для меня это было целую вечность назад.

Певица и тенор-саксофонист, переглянувшись, кивнули.

– А Рейчел? – спросил Биг-Бо.

27

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...