Оценить:

Спецы: лучшая проза о борьбе с наркомафией Пучков Лев




69

– Да понятно, что нет, – пробормотал Исаев. – Понятно… Я знал. Чувствовал…

Поставил правую ногу на ржавый прут фальшборта, подался вперед, замер…

Я опустил «ствол». Руки дрожали, ладонь, обхватившая рукоять пистолета, была мокрой, и от этого рукоять стала скользкой, как змея…

– Помоги… – попросил Исаев. – Не могу сам…

Я сунул пистолет в кобуру, сделал два шага вперед и сильно толкнул стоявшего на краю крыши человека в спину.

Короткий вскрик – и все.

Нет человека.

Не помню, насколько правильно я ушел с места происшествия, грамотно ли… Соображал я в тот момент скверно, слезы душили меня, хотелось выть в голос и биться башкой об стену. Помню только, что перед парадным никого не было. Из-за угла раздавались крики, гомон толпы – видимо, кто-то увидел, что человек упал, и все пошли смотреть.

Будь ты проклят, тезка. У тебя был «ствол», и ты умел с ним обращаться. Ты мог бы умереть в короткой яростной схватке, как подобает мужчине.

А теперь тебя похоронят неупокоенным. Потому что никто не скажет местному батюшке, что ты не сам, по своей воле, шагнул вниз с этой ярко освещенной солнцем крыши…

Глава 7
Сергей Кочергин

В начале одиннадцатого утра мы с Костей Воронцовым подъехали к Савеловскому рынку. Машину поставили на платную парковку, взяли сумку с камерами, оптикой и микрофоном и пошли на рынок.

Купили коробку конфет «Коркунов», покинули рынок через северный вход и, миновав по внешнему периметру грузовой двор, вошли в вестибюль монументального, довоенной постройки дома из серого камня.

Седой мужчина за конторкой вопросительно поднял бровь. Незнакомый товарищ – месяц назад его не было.

– Вы нас не помните? Мы здесь передачу снимали.

– Я неделю как работаю. Вы к кому?

– К Никифоровой из планового.

– В отпуске.

– Так… Тогда к Соловьевой.

– В отпуске.

– Шутите? Вы позвоните…

– Весь плановый в отпуске. За исключением… – седой глянул в список. – Татьяны Федоровой. А на службе я не шучу. Служба, она – служба. Чего хотели?

– Поговорить можно?

– Пожалуйста, – седой набрал номер и протянул мне трубку.

– Слушаю.

– Здравствуйте, Татьяна. Это Сергей, мы у вас кино снимали.

– Да-да, помню.

– Мы к вам по тому же вопросу. Не возражаете?

– Да, пожалуйста. Передайте трубочку.

Передал. Седой выслушал, важно кивнул:

– Ваши фамилии?

– Во как! Теперь так, да?

– Да, теперь строго.

– Пугачев и Болотников.

– Хорошо, – седой опять важно кивнул (без намека на усмешку), записал в журнал фамилии. – Документы какие-нибудь есть?

– Нету. Зачем нам документы? Мы дома.

– Ну… – седой секунду посомневался и махнул рукой. – Проходите. Все равно вас знают…

Через пару минут мы уже по-хозяйски обустраивались для стационарной съемки на двух широченных подоконниках планового отдела, располагавшегося на третьем этаже. Татьяна, загорелая веселая пышка чуть за тридцать, заваривала чай, распаковывала конфеты и щебетала о последних новостях отдела. Новости были очевидны: все, кроме нее, в отпуске. Она только что вышла. Ездила в Крым с подругой – дикарями. Точнее, дикарками. Там все классно, только хохлы что-то уж совсем жадные стали… да, что-то татары там опять бучу затевают… а у них в учреждении новый начальник охраны… на море так здорово…

Вид отсюда – лучше не придумаешь. У нас в секторах – полрынка: весь грузовой двор, платная парковка с этой стороны, ворота с прилегающими окрестностями и вроде бы пешеходная стометровая аллея, по обеим сторонам которой расположились сотни полторы разнообразных машин. Это паркуются «свои люди», которые здесь «делают вещи» и парковками не пользуются в принципе, а также недисциплинированные сотрудники располагающихся рядом с рынком учреждений.

Это замечательное местечко мы обнаружили в конце мая сего года, когда начали исследовать Анвара как образчик типичного представителя столичного наркорынка.

Анвар старается проявлять изворотливость во всех аспектах своей деятельности. В частности, было замечено, что с разными людьми он встречается в разных местах. С некоторыми – прямо вот на этой аллее, с другими – на грузовом дворе. Позже удалось выяснить, что там он обычно раздает дилерам наркотики. Однако вначале мы не знали, чем он там занимается, а снимать и слушать на территории грузового двора не получалось: мешал забор. Посторонних туда не пускали – там не просто равнодушная охрана, а свои люди, из диаспоры, кровно заинтересованные, чтобы чужие здесь не шастали.

В общем, ходили мы здесь кругами и любовались на близлежащие дома. Уже была готова многоходовая хитрая комбинация конспиративного освоения одного из чердаков, оставалось лишь подобрать место получше.

Так, я сказал «мы ходили»? Ну, «мы» – привычное отождествление с командой, а в тот раз ходили конкретно Ростовский и Вася. Вася – главный спец по разведке, выбору и оборудованию наблюдательного пункта. Ростовский – первый опер на деревне.

Так… Да – тепло было. Люди в соседних с рынком учреждениях повсеместно распечатывали закупоренные на зиму окна и приводили их в порядок.

Помните школьное «мама мыла раму»? Теперь-то понятно, что детям не говорили всю правду. Чья мама, насколько молода и хороша собой, в какой позе и с какой степенью остервенения, на каком этаже, почему именно раму, а не все окно в целом, кто именно созерцал процесс мытья и довел до потомков крылатую фразу… Как видите, вопросов много.

Я в тот день на службе не был, привожу свидетельства очевидца – Ростовского.

Итак, гуляют Вася с Ростовским мимо этого замечательного дома и созерцают такую картину: на третьем этаже, аккурат над входом, дамочка моет окно. С тротуара взору гуляющих доступен только фрагмент дамы: розовое колено, изгиб бедра с произвольно задравшейся юбкой и туго обтянутая пышная округлость той прелестной части, что у дам находится ниже талии. Окружность эта ритмично двигается в такт моющим движениям, и выглядит все это в комплексе весьма завлекательно.

69

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

загрузка...