Оценить:

Золотые сердца с червоточинкой Кук Глен




62

Внезапно я ощутил восторг. Сначала никак не мог сообразить почему, затем догадался, что уловил эмоции Покойника. Старый хрыч явно что-то знал!

– Согласен.

– Я не стану вам мешать, мистер Гаррет. Вы всегда можете рассчитывать на мою поддержку.

Дин принес пиво. Я налил себе полную кружку и одним глотком опорожнил ее чуть ли не до дна. Владычица Бурь, которую Дин предусмотрительно не забыл, последовала моему примеру.

– Насколько я понимаю, тела обошлись вам недешево. Такие услуги стоят дорого.

– Да уж.

– Приплюсуйте сюда сумму, которая станет вашим гонораром, и карманные расходы.

– Давайте уточним. Вы меня нанимаете и предоставляете мне полную свободу действий при условии, что я обязуюсь устроить вам в конце расследования маленький спектакль?

– Да.

– И обещаете мне свою поддержку?

– Если она понадобится.

– Вполне может быть.

– Мистер Гаррет. Я преследую одну-единственную цель. Приведите ко мне тех, кто отвечает за смерть моих детей. За ценой я не постою. Меня не остановит даже сам император, понимаете? – Ледяной взгляд словно пронизывал меня насквозь. – Приведите мне этих ублюдков!

– Как насчет клятвы?

– Вы хотите получить договор, написанный кровью?

– Меня вполне устроит клятва Владычицы Бурь.

После того как я прочел текст, она сделала все так, как того требовал ритуал.

– Все, – сказал я. – Теперь можно и рассказать. – И принялся излагать историю с того самого момента, когда попал в число ее участников. Рассказывал в подробностях, опустил только свои личные отношения с Амбер и Амирандой. Правда, вряд ли мне удалось ее одурачить.

Про золото я тоже особенно не распространялся. В конце концов, Амбер наняла меня раньше.

Прошло несколько часов. Рейвер Стикс слушала, не перебивая. Дин исправно наполнял кружки, а когда решил, что настало время, принес нам обед.

Когда я наконец завершил свое повествование, Владычица Бурь продолжала молчать. Выждав минут пять, я поинтересовался:

– Договор остается в силе?

Она посмотрела на меня так, словно хотела сказать: «Перестань валять дурака».

– Разумеется. Бессмыслица какая-то…

– Не совсем, госпожа. Поначалу все шло очень даже гладко. Я имею в виду до тех пор, пока не начались убийства.

– Все равно бессмыслица. По крайней мере, лично я ничего не могу понять.

– А вы подумайте. Откройте глаза.

Впервые за время нашего разговора она вернулась из иллюзорного мира в реальность, пригвоздила меня к креслу взглядом василиска.

– Что?

– Вы не обращаете внимания на краеугольный камень. На тень, которая падает буквально на все. То бишь на Владычицу Бурь Рейвер Стикс.

– Объяснитесь, мистер Гаррет.

– Охотно. Вот вам простой пример. Пускай каждый из тех, кто замешан в этой истории, останется самим собой, а вот вы из Рейвер Стикс, которую все боятся, превратитесь вдруг в наследницу виноградников Галларда. Не помню, как ее зовут. Как по-вашему, произошло бы с ней то, что случилось с вами, проведи она полгода за пределами Танфера? Возникло бы у кого-нибудь желание причинить ей зло? Разве что у Донни Пелл и ее сообщников, но ими двигала обыкновенная жадность. Госпожа, как ни крути, все упирается в вас.

Моя тирада не слишком ей понравилась, хоть я и старался выбирать выражения. Впрочем, другой столь трезвомыслящей женщины я в жизни не встречал. Она в два счета обуздала уязвленное самолюбие. Уилла Даунт не годилась ей даже в подметки.

– Понятно. Что вы собираетесь предпринять, мистер Гаррет?

– Я бы хотел побеседовать с вашим мужем и доминой Даунт при таких обстоятельствах, чтобы они не могли уклоняться от ответов и не имели права не отвечать.

– Это можно устроить. Когда вам удобно?

– Чем скорее, тем лучше. Сегодня. Сейчас. Дама с косой порезвилась достаточно, пора ее утихомирить. – Считается, что смерть слепа, но я не раз убеждался, что она разит без промаха.

– Разумно. У вас есть особые пожелания?

Минут пятнадцать мы обсуждали, что и как, причем я всячески давал понять, что мое слово – последнее. Наконец Рейвер Стикс поднялась.

– Я заберу тела с собой, мистер Гаррет.

– Лучше вынести их через задний ход. Считается, что обоих давным-давно кремировали. О том, что они у меня, известно лишь обитателям этого дома.

– Понимаю.

Я проводил Владычицу Бурь до двери. Неожиданно она повернулась ко мне.

– Позаботьтесь о моей дочери, мистер Гаррет. Она – единственное, что у меня осталось.

– Конечно, госпожа.

Наши взгляды на мгновение скрестились. Думаю, мы поняли друг друга.

Есть горькая правда в том, что люди наподобие Рейвер Стикс не могут открыто выражать свою любовь.

46

Я привалился к захлопнувшейся двери и испустил долгий, протяжный вздох. Около минуты меня трясло, затем напряжение начало спадать. Захотелось даже издать старинный боевой клич.

– Ушла? – осведомился Плоскомордый, выглядывая из кухни.

– Ушла.

– Как ни странно, ты цел, – заметил он, пересчитав мои конечности.

– Мы с ней договорились. Посмотрим, что из этого получится.

– Из чего из этого?

– Неважно. Ее люди вынесут через черный ход оба трупа, можете им помочь. А я пойду растормошу Покойника.

Плоскомордый мрачно поглядел на меня, пробурчал что-то насчет «аристократических замашек», но пошел за Краском и Садлером.

Я подождал, пока они заберут трупы из комнаты.

– Так-так… Дела идут на лад, а, Гаррет?

– Да уж. Слушай, почему ты потеешь?

Он попался на удочку. Я представил воочию, как он осматривает себя, гадая, неужто его тело и впрямь возвращается к жизни.

Загрузка...
62

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...