Оценить:

Золотые сердца с червоточинкой Кук Глен




47

Марша опустил меня к той самой щели между ставнями.

Поначалу я не увидел ничего вообще. Пустая комната, никаких следов пьяного разгула. Затем дверь распахнулась, в комнату просунулась весьма гнусная физиономия и что-то сказала – что именно, я не расслышал. В поле моего зрения появилась спина того, к кому обращались. Этот кто-то раздраженно передернул плечами.

Я помахал рукой. Плоскомордый привязал к чему-то другой конец веревки, и я повис над бездной, предоставленный самому себе.

По всей видимости, Морли сообщил с другой стороны здания, что все в порядке, потому что Марша нагнулся и с размаху ударил дубинкой. Мгновение спустя он закинул в окно Плоскомордого, который затащил меня внутрь. Следом в комнату проник Рохля.

Если не считать насекомых, которые копошились в груде одеял, в комнате было пусто. Плоскомордый с Рохлей направились к двери, а я какое-то время отчаянно сражался с веревкой, будто угодивший в паутину мотылек. Неожиданно откуда-то донесся шум.

В тот самый миг, когда Плоскомордый достиг двери, в комнату ворвался какой-то тип. Его физиономия пришла в соприкосновение с кулаком друга Уолдо. Тип закатил глаза и после второго удара рухнул на пол.

Я наконец высвободился и устремился следом за Плоскомордым и Рохлей. Узкий коридор слева заканчивался тупиком, поэтому мы свернули направо и врезались в парочку гоблинов, выглянувших из соседней комнаты. Этим повезло не больше, чем их предшественнику – Плоскомордый шутить не собирался.

Тем временем небеса нацепили бальные тапочки и принялись топать по крыше – гролли пустили в ход свои дубинки.

Как выяснилось, шумом сопровождалось выяснение отношений между компанией Морли и Красавчиком, за которого вступился десяток приспешников. Несколько гоблинов лежали на полу, из неподвижных тел торчали стрелы; на наших глазах еще один совершил непоправимую ошибку, встав перед окном. Свистнула стрела, и гоблин повалился навзничь, визжа, как свинья, которую собираются зарезать. Стрела торчала у него из бедра. Наконечник смазан ядом? Вполне может быть.

Будучи человеком воспитанным, я всего-навсего оглушил двоих-троих противников своей тростью, тогда как Рохля не преминул проткнуть парочку гоблинов, причем нападал со спины. Плоскомордый расшвыривал сопротивлявшихся, словно то были не гоблины, а стая бродячих котов. В потолке появились дыры – гролли разошлись не на шутку и сломали парочку дубовых стропил.

Нападение с тыла изменило ход битвы. Перевес неожиданно оказался на нашей стороне.

Красавчик рванулся к лестнице. Я выставил ногу. Он споткнулся и с ходу врезался в косяк.

Несмотря на наше численное превосходство, праздновать победу было рано. Известно, что гоблины сражаются до последнего.

Некоторые из них еще стояли на ногах. Ребята Морли предоставили нам разбираться с ними, а сами взялись за тех, чьи тела устилали пол. Я начал было жаловаться, но на меня попросту не обратили внимания.

Как ни странно, до сих пор я не получил ни единой царапины. Остальные тоже практически не пострадали, не считая Саржа, которому рассекли до кости грудь и который самоустранился из схватки, чтобы заняться раной.

– Не лезь! – рявкнул Плоскомордый, обращаясь к Рохле. – Он мой! – Повергнув могучим ударом последнего из продолжавших сопротивляться, Тарп пояснил: – Эта гнида командовала теми, кто убил девушку.

– Других знакомых ты не встретил? – поинтересовался я, переведя дух.

– Нет. – Плоскомордый оттащил гоблина в сторонку.

– Его зовут Скредли, – заметил Дотс.

Честно говоря, я и сам догадался.

Снизу доносились вопли и грохот. Красавчик приподнялся с пола и громко закричал. Мы с Морли бросились к нему, но было уже поздно.

Лестница застонала под чудовищной тяжестью.

К гоблинам прибыло подкрепление.

Десятка два гоблинов оттеснили нас к дальней стене. И это было только начало, комната продолжала заполняться харями, одна гнуснее другой.

Несмотря на усилия гроллей, которые колотили дубинками по головам гоблинов, наше положение оставалось незавидным. Не мог отбиваться Сарж, упал Рохля, загнали в угол Морли; всем остальным приходилось не менее туго. Кровожадный Красавчик от ярости впал чуть ли не в истерику…

Требовалось срочно что-то предпринять.

35

Я достал подарок ведьмы, швырнул на пол и наступил на него башмаком. Кристалл разлетелся вдребезги. Припомнив наставления старухи, я зажмурился и пропустил в результате несколько чувствительных ударов. Левую руку обожгло словно огнем.

А затем комната превратилась в миниатюрную копию преисподней.

Я открыл глаза. Отовсюду доносились звуки, напоминавшие мычание перепуганных коров; гоблины размахивали руками, корчились в судорогах на полу… Я попятился и поудобнее перехватил трость.

Ведьма утверждала, что когда заклинание срабатывает, в глазах начинает троиться и голова идет кругом. Впрочем, гоблинов в комнате было слишком много, чтобы волшебство принесло нам ощутимое преимущество…

Красавчик раза три наткнулся на стену, пытаясь выбраться в коридор. Он был мне нужен позарез, поэтому я устремился к нему. Нас разделяло от силы двое гоблинов, когда он наконец добился своего и покатился вниз по лестнице. Обычная история, Гаррету всегда везет как утопленнику.

Друзей в беде не бросают, потому я не стал преследовать Красавчика и вернулся в комнату.

Мне слегка досталось, но я тоже не остался в долгу. Морли все-таки ухитрился уцелеть. Он сидел у стены, бледный как смерть. Рядом, широко расставив ноги, стоял и довольно ухмылялся Плоскомордый. Гролли тоже ухмылялись сквозь дырки в потолке. Кровосос, один из головорезов Морли, притулился в углу, стараясь совладать с собственным желудком. Саржа и Рохли видно не было.

47

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор