Оценить:

Золотые сердца с червоточинкой Кук Глен




19

– То есть убивает тех, кто ему помогал?

– Да.

– Ужасно… Мерзко и ужасно.

– Мы живем в ужасное время в ужасном мире, населенном ужасными людьми, не говоря уж о гоблинах и вурдалаках. Или о вампирах и вервольфах, которые воспринимают людей исключительно как пищу, хотя сами принимают порой человеческий облик.

– Ужасно.

– Согласен. Однако нас вполне может ожидать нечто подобное. Итак, ты настроена продолжать? Мы по-прежнему партнеры, и тебе предстоит кое-что сделать.

– Мне? Но что я могу?

– Устрой мне встречу со своим братом и Амирандой. – Девушка озадаченно уставилась на меня. Впрямь не понимает или притворяется? Естественно, второе. – Я ухватился за одну ниточку и хочу выяснить, куда она приведет.

– А что за ниточка?

– Гм… Если не возражаешь, я предпочел бы не отвечать.

– Ладно. А зачем тебе понадобились Карл и Амиранда?

– С Карлом я хочу поговорить потому, что он единственный общался вживую с похитителями. Правда, я забыл домину Даунт, которая передавала им выкуп. Амиранда же могла слышать что-нибудь, что окажется полезным. Пойми, я не могу допрашивать Уиллу Даунт. Домина наверняка захочет прикарманить наше золотишко, как только поймет, что мы его разыскиваем. Я прав?

– Да. Но Карл тоже потребует свою долю. Мы с ним оба мечтаем удрать из дворца. То же самое можно сказать об Амиранде.

– Устрой мне встречу с ними. Я постараюсь сделать так, чтобы они ничего не заподозрили.

– Ладно. Но будь осторожен, особенно с Амирандой. У, ведьма!..

– Ты ее не любишь?

– Да как сказать… Она умнее меня и, когда хочет, становится почти такой же красивой. Моя родная мать относится к ней лучше, чем ко мне. Но я не то чтобы ее ненавижу. Мне просто хочется, чтобы она куда-нибудь делась.

– И ей хочется удрать из дворца не меньше, чем вам с братом? Хотя с ней обходятся гораздо лучше?

– Лучше, чем отвратительно, Гаррет, все равно плохо.

– Когда ты сможешь свести меня с Карлом?

– Не знаю. Сейчас у него улизнуть вряд ли получится. По приказу домины Коуртер не спускает с него глаз. Уилла говорит, что о похищении скоро станет известно, и когда узнают, какой заплачен выкуп, кто-нибудь, вполне возможно, захочет проделать все по новой. Такое может быть?

– Почему бы нет? Кругом полно лентяев и олухов, которые пытаются чего-то добиться в жизни, подражая более удачливым, чем они. Вашему семейству опасность будет угрожать до тех пор, пока твоя мать не докажет всем и каждому, что связываться с ней себе дороже.

– Да ей, скорее всего, плевать.

Ошибаешься, милочка. Ей далеко не плевать, даже если она терпеть не может своих отпрысков. Впрочем, я не стал просвещать Амбер относительно символов и ловушек власти, а также насчет того, как важно для власть имущих постоянно подчеркивать свое могущество.

– Итак, наш следующий шаг – встреча с твоим братом. Если он не может прийти ко мне, я навещу его сам. Кстати, заодно и с Амирандой повидаюсь. Постарайся все устроить. Я выйду из дома приблизительно через полчаса, после того как провожу тебя, и буду болтаться возле дворца, пока ты не подашь условный сигнал. Какой у нас будет сигнал?

Последнюю фразу я нарочно произнес заговорщицким шепотом. Моя уловка сработала. Амбер прониклась духом кровавых интриг.

– Я посвечу зеркальцем из моего окна. Подожди пять минут, а потом иди к задней двери.

– Какое окно твое?

Пока она объясняла, я, слушая вполслуха, думал о своем. Решение возникло слишком быстро. Значит, Амбер не впервой подавать сигналы. Наверняка таким способом она извещала о том, что все в порядке, своих любовников. Наверное, должно сработать. А если она меня подставляет… Да нет, с какой стати? Ей же до смерти хочется заполучить мамашины денежки.

С такой профессией, как у меня, стать параноиком проще простого. Правда, параноиками, быть может, становятся от того, что слишком часто оказывались в дураках.

– Ступай, – сказал я. – Иначе тебя хватятся и начнут искать.

– Полчаса ничего не изменят, верно?

– Смотря в какой ситуации.

– Гаррет, когда мне чего-то по-настоящему хочется, я могу по-настоящему заупрямиться.

– Не сомневаюсь. Надеюсь, твое упрямство тебе не изменит, если вдруг выяснится, что не все идет гладко.

– Гладко? Это что, может быть опасно?

– Шутишь? Не хотелось бы разыгрывать мелодраму, – ну ты даешь, Гаррет! – но вполне может быть, что золото лежит в узкой, глубокой и мрачной долине, по которой нам придется пройти.

Амбер взглянула на меня своими огромными глазами, в которых запросто можно было утонуть, затем ослепительно улыбнулась.

– Держи у мула перед носом морковку, и он полезет даже на голый склон.

Так-так. Ответ не то чтобы с ходу, но по делу.

Из коридора на нас смотрел старина Дин, отрабатывавший, похоже, очередную гримасу. Я похлопал Амбер пониже спины.

– Молодец, малышка, так держать. Не забудь, я выйду через полчаса. Не хотелось бы слишком долго торчать под окнами.

Она повернулась и подарила мне поцелуй, от которого захолонуло бы в груди не только у меня, но и у старины Дина. Наконец оторвалась, подмигнула и выскользнула за дверь.

14

Я вернулся в кабинет и пропустил кружечку холодного пива, чтобы укрепить дух. Наливать пришлось самому, поскольку оскорбленный до глубины души моим поведением Дин не замечал меня в упор. Из этого состояния его могли бы вывести только внезапно появившиеся призраки.

Я опорожнил кружку, налил вторую, поставил бочонок и направился к Покойнику – сообщить ему последние новости. Он немного побрюзжал, чтобы привести меня в чувство. Я спросил, готов ли он открыть всему свету тайну Слави Дуралейника. Логхир ответил отрицательно и велел мне выметаться, что я и сделал, предположив, что в его гипотезе обнаружились неувязки. Для логхиров с их самомнением неувязки в гипотезе хуже смерти.

Загрузка...
19

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...