Оценить:

Кодекс чести Вустеров Вудхауз Пэлем




67

Это не значит, что я не подскочил на кресле как кролик, случайно усевшийся на кактус, но, спустившись с небес на землю, я не стал тратить время попусту. Первым делом я подошёл к двери и запер её. Затем посмотрел на Дживза, который задумчиво покачивал шлем, держа его за ремешок.

Когда бестолковый малый заговорил, мне сразу стало ясно, он абсолютно не разобрался в ситуации.

- Вы поступили бы гораздо мудрее, сэр, - сказал он с лёгким упреком в голосе, - если б выбрали для шлема другое потайное место.

Я покачал головой. Быть может, я даже улыбнулся: иронически, как вы понимаете. Сообразительность, присущая всем Вустерам, позволила мне мгновенно разобраться, что к чему.

- Не я, Дживз. Стефи.

- Сэр?

- Рука, уложившая в чемодан этот шлем, принадлежала не мне, а С. Бинг. Он находился у неё в комнате. Она боялась, ОГПу произведёт обыск, и когда мы в последний раз беседовали, лихорадочно думала, где бы ей подыскать для шлема более безопасное место. Видимо, ей пришло в голову, что у меня безопаснее всего.

Я вздохнул.

- Не подскажешь, Дживз, откуда берутся такие, как Стефи?

- Юная леди, безусловно, несколько эксцентрична, сэр.

- Эксцентрична? Если она случайно зайдёт в психушку, на неё только раз глянут и запрут в обитую войлоком камеру, не задавая лишних вопросов. Её там примут с распростёртыми объятиями. Чем больше я думаю об этой заразе, тем страшнее мне становится. А если заглянуть в будущее, можно вообще содрогнуться от ужаса. Посмотрим правде в глаза, Дживз: Стефи, полоумная от туфелек до шляпки, вскоре выйдет замуж за преподобного Г. П. Пинкера, который всегда был со сдвигом, и нет никаких оснований предполагать - здесь мы тоже должны посмотреть правде в глаза, - что их союз не будет благословен. Пройдёт совсем немного времени, и маленькие ножки, так сказать, затопают по их дому. А теперь спросим у себя, Дживз: каким опасностям будет подвергаться жизнь человеческая поблизости от данных ножек, если учесть, - а другого учесть нам не дано, - что они унаследуют совместное помешательство двух своих родителей? Поверь мне, Дживз, я с жалостъю думаю о бедных нянях, гувернантках, учителях частной школы и преподавателях университета, которые с лёгким сердцем возьмут на себя ответственность присматривать за отпрыском Стефани Бинг и Гарольда Пинкера, даже не подозревая, что лучше бы они взяли на воспитание тигра. Однако, продолжал я, прерывая свои философские рассуждения, - как ни интересно моё исследование, оно, - увы! - не имеет ни малейшего отношения к сложившейся ситуации. Возвращаясь к делу о шлеме, с учётом того факта, что два комедианта, Оутс и Бассет, могут в любую секунду нагрянуть сюда с обыском, что бы ты мне посоветовал?

- Затруднительно дать вам совет, сэр. Предмет слишком громоздок, чтобы подыскать для него подходяший тайник.

- Что верно, то верно. Эта паскудная, прости меня, штуковина занимает чуть ли не полкомнаты.

- Безусловно, шлем бросается в глаза, сэр.

- Вот именно. Власти потрудились на славу, сконструировав головной убор для констебля Оутса. Они желали, чтобы полисмен выглядел внушительно, а посему не стали прикрывать ему макушку скорлупкой грецкого ореха. Эту посудину в непроходимых джунглях не спрячешь. Ну, и бог с ним, - сказал я. - Всё равно у меня осталось единственное оружие: такт и изысканная вежливость. Интересно, когда эти два типа заявятся? Должно быть, с минуты на минуту. О! По-моему, рука Закона до меня добралась, Дживз.

Но, предположив, что стукач, если так можно выразиться, который в данную минуту постучал в дверь, был сэром Уаткиным Бассетом, я глубоко ошибся. Из коридора послышался голос Стефи.

- Берти! Открой!

Пожалуй, больше всего на свете я хотел видеть сейчас именно Стефи, но это не означало, что я мгновенно впустил её в комнату. Благоразумие требовало, чтобы я провёл предварительное расследование.

- Ты одна или со своим дурным псом?

- Одна. Бартоломью выгуливает дворецкий.

- В таком случае, милости прошу.

Стефи вошла и увидела перед собой Бертрама со скрещенными на груди руками и пронзительным взглядом. Однако мне показалось, мой суровый вид на неё не подействовал.

- Берти, лапочка:

Девица умолкла, поражённая звериным рычанием, вырвавшимся из горла Вустера.

- Прекрати называть меня «Берти, лапочка». Полицейский шлем - единственная тема, которую я готов с тобой обсуждать. Это ты запихнула его в мой чемодан?

- Конечно я. Не задавай идиотских вопросов. Для того и пришла, чтобы об этом тебе сказать. Помнишь, я пыталась найти для него подходящее место? Я думала и думала, пока моя голова чуть не лопнула, и вдруг меня словно молнией ударило.

- Жаль, что я не молния.

Мой ледяной тон явно её удивил. Она посмотрела на меня с девичьим изумлением, я имею в виду, широко открытыми глазами.

- Но, Берти, лапочка, чем ты недоволен? Тебе-то какая разница?

- Ха!

- Не понимаю. Мне казалось, ты будешь рад выручить меня из беды.

- Да? - сказал я, и, можете мне поверить, вложил в это слово определённый смысл, чтобы как следует подколоть наглую девицу.

- Сам понимаешь, я не могла рисковать. Представь, вдруг дядя Уаткин обнаружил бы в моей комнате полицейский шлем?

- Ты предпочла, чтобы он обнаружил его в моей?

- Соображаешь, что ты несёшь? Он не может заявиться к тебе с обыском.

- Правда?

- Не валяй дурака, Берти. Ты - его гость.

- Думаешь, это удержит твоего дядюшку? - Я улыбнулся своей особой улыбкой: горькой и сардонической. - Заразный старикан понятия не имеет о законах гостеприимства, можешь не сомневаться в этом ни на минуту. Должен тебе сообщить, он определённо собирается обыскать мою комнату, и, насколько мне известно, его до сих пор тут нет по единственной причине: он рыщет по всему дому с охотничьим хлыстом в поисках Гусика.

67

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор