Оценить:

Стервятник Бушков Александр




51

…Велев им остановиться на параллельной улице, он выскочил и, в три прыжка преодолев освещенное пространство, юркнул в проходной двор, услышав за спиной шум уносившейся машины. Содрал капюшон, сунул его в карман и преспокойно направился к дому, словно бы летя над землей. Настроение было распрекраснейшее, хотелось петь – все происходящее в последние дни настолько отличалось от прежнего унылого бытия, переполненного унизительными тревогами, что Родион чувствовал себя заново родившимся.

Тихо войдя в квартиру и обнаружив свет на кухне, он двинулся туда и узрел Лику, устало жевавшую бутерброд.

– Явился, гулена? – спросила она тусклым голосом. – Накатался?

– Ага, – сказал он. – Наработался – спина трещит… – вновь ощутив неудержимый прилив желания, примостился с ней рядом на стуле, властно обхватил одной рукой, положив ладонь на высоко обнаженную ногу. – Дожевывай, и пошли ко мне в комнату.

– Родик, да что с тобой такое? – спросила она то ли удивленно, то ли с подначкой, но высвобождаться не стала.

– Настроение прекрасное, – сказал он, запуская руку под халатик. – Пошли, потолкуем за импотенцию…

Глава тринадцатая
Дебютант на прогулке

Вчерашняя вечерняя прогулка обогатила его на пару миллионов рублей и семьсот долларов. Правда, новенькие доллары показались ему подозрительными – сразу вспомнил все, что читал и слышал о мастерстве «джигитов» в подделке заокеанских бумажек.

И утром, едва Лика уехала на работу, а дочка ушла в школу, поехал в обменный пункт на Барковского. Сочетание этих двух понятий – имечко на табличке с названием улицы и обменный пункт, где белкой в колесе вращались иностранные денежки, было для того, кто помнил историю Шантарска, весьма пикантным. Героический красный комиссар Барковский как раз трудолюбиво устанавливал в Шантарске Советскую власть, на пару с верной сподвижницей Адой Лебеденко пачками расстреливая купцов и банкиров, пока не попался в руки казакам атамана Терещенко во время знаменитого восстания летом восемнадцатого года. Большевичку Аду казаки хозяйственно использовали в охальных целях, а комиссара, не питая гомосексуальных тенденций, попросту изрубили в капусту. Официальная историография обстоятельства кончины Ады старательно обходила молчанием, однако с падением Советской власти, на сей раз окончательным, писатель-краевед Дмухало опубликовал пикантные воспоминания чудом уцелевшего порученца Терещенко, записанные потаенно на пленку еще в семидесятом году… В общем, красный комиссар сейчас непременно перевернулся бы в гробу под шикарным монументом, увидев торжество буржуазии…

…Чтобы не нарваться на неприятность, он попросил сначала просто проверить подлинность заокеанских сотенных – однако они оказались настоящими, и Родиону их честно обменяли, заставив, правда, предъявить паспорт. Так что на улицу он вышел с пухлым карманом.

Нет, эта жизнь начинала решительно нравиться…

– Эй, парень, не ты кошелек потерял?

Он оглянулся – и убедился, что обращались именно к нему. Его семимильными шагами догонял сытый молодчик, держа в поднятой руке туго набитый коричневый кошелек.

Машинально тронув карман, Родион мотнул головой:

– Да нет, мой при мне…

– А мне показалось, у тебя выпал… – парень остановился рядом, расстегнул кошелек. – Мама родная, да тут битком… Где ж теперь хозяина искать, улица пустая… – Вид у него вдруг стал осененный, словно у Ньютона после исторического удара яблоком по темечку. – Слушай, давай поделим? Нас тут двое было, ты вроде как бы тоже и нашел… Вон туда зайдем, чтоб народ не смущать… – кивнул он в сторону высокой арки, прорезавшей насквозь высокую шестиэтажку сталинской постройки.

И тут до Родиона дошло. Об этом фокусе он уже слышал – Вадика как-то пытались облапошить именно таким макаром в прошлом году, он, как человек опытный, отбился и потом делился впечатлениями. Сейчас появится «хозяин» с дружками, начнется хай вселенский, обвинят в краже, и в результате уйдешь с вывернутыми карманами, хорошо еще, если не битый…

Он дернулся было, собираясь побыстрее увеличить расстояние меж собой и парнем, но спохватился. Новому человеку бежать было как-то стыдно…

Потому что кобура висела на поясе, под свитером.

– Пошли, посмотрим… – кивнул он, чувствуя уже ставший привычным прилив азарта.

Они зашли под арку. Молодчик радостно сопел, вытаскивая из кошелька пачку сложенных пополам купюр:

– Надо же, повезло, щас посчитаем…

Родион поверх его плеча смотрел в сторону улицы. Второго акта долго ждать не пришлось – буквально через несколько секунд под арку влетели двое таких же, сыто-кожаных, заорали издали:

– Эй, орлы, не вы кошелек подняли? Ну точно, потрошат уже, ты посмотри, Серега! Ох, шустрые…

– Ребята, да вы что? – довольно натуральным тоном откликнулся заманивший сюда Родиона. – Вот мужик мне предложил поделиться, с него и спрашивайте… – и неуловимо быстрым движением успел затолкать кошелек в карман Родионовой куртки.

– Та-ак, – зловеще протянул «хозяин кошелька». – Ну-ка, выворачивай карманы…

В следующий миг все трое отпрянули к стене. Родион, отступив на шаг, нехорошо осклабясь, держал их под прицелом. Не сводя с них глаз, отступил еще на пару шагов, чтобы не достали в броске, вытащил обойму и продемонстрировал им так, чтобы увидели боевой патрон:

– Какие проблемы, земляки? – и сам удивился, как уверенно и небрежно прозвучала реплика.

– Нет, ты кошелек-то… – по инерции начал один и тут же опасливо замолк, получив от второго локтем в бок.

Загрузка...
51

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Загрузка...