Оценить:

Стервятник Бушков Александр




108

Естественно, Родион возжелал увидеть позицию сорок семь в натуре. Увы, от практических занятий пришлось пока что отказаться. К очередной разбойничьей оргии любовники подготовились всерьез, живописно расположив только что взятые сто пятьдесят миллионов и дюжину шампанского вокруг ковра, а в ванной поместив натуральное французское белье, купленное по дороге. Однако на пути к празднику души и тела досадным препятствием оказались те четыре жестянки из-под индийского чая, содержавшие что угодно, только не чай…

Все четыре были набиты розовой массой, напоминавшей по цвету зефир «Клюковка» шантарского производства, а по консистенции – рахат-лукум местного же изготовления. Масса эта, старательно упакованная в полиэтилен, озадачила не на шутку. Даже фривольные мысли отодвинулись на второй план.

Решено было исследовать обстоятельно и вдумчиво. Родион, как мужчина, должен был обеспечить техническую сторону дела, что он в момент и проделал, притащив из кухни самую разнообразную утварь.

Для начала массу долго старательно протыкали пикой для льда, установив, что никаких посторонних вложений там не содержится. Подцепив немного на кончик чайной ложечки, понюхали, но аналогий запаху в прошлом жизненном опыте не вспомнили. Подожгли. Хоть и плохо, но кое-как сгорело – запах опять-таки казался незнакомым. Попробовать на язык так и не хватило храбрости, как ни подбадривали друг друга.

Решительно не зная, что бы учинить еще, попробовали развести щепотку в воде. Растворилась. На этом зуд экспериментаторства как-то приутих – за отсутствием свежих идей.

– А вдруг это яд? – спохватилась Соня.

– А как проверить? Там в подъезде кошка чья-то сидит, можно накормить…

– Кто ее знает, – задумчиво сказала Соня. – Вдруг она не сразу помрет? Или на нее это подействует как-то иначе?

– Действительно…

Соня вдруг запоздало испугалась:

– Слушай, а если это что-то радиоактивное?

Ему тоже стало не по себе, отодвинулся от раскрытой банки. Но тут же опомнился:

– Не похоже что-то. Впрочем, проверить не мешает…

Вадик Самсонов, жуир и плейбой, тем не менее был толковым инженером. И держал дома кучу всевозможных импортных штучек. Отыскался и дозиметр. Судя по его показаниям – а в его исправности Родион не сомневался, – никакой радиации розовая масса не испускала. Фон был самым обычным для Шантарска, стоявшего вместе с прилегающими деревнями на пластах урановой руды – японцы умерли бы от шока, но коренные горожане не видели ничего пугающего…

– Отпадает, – сказал Родион.

– Может, редкоземы? – с отчаяния предположила Соня. – Сейчас ведь торгуют таким, что и представить раньше было невозможно. Мне даже красную ртуть в пузырьке показывали. Зашел один обормот в офис и предложил партию, показал этот самый сосуд. Тамошние бизнесмены в окна попрыгали, благо дело было летом, на первом этаже…

– Нет никакой красной ртути, – сказал Родион. – Как инженер говорю.

– Но ведь торгуют?

– Если чем-то торгуют, еще не обязательно, чтобы оно в природе существовало, – философски заключил Родион. – Акции МММ взять…

– А все же? Есть цезий, ниобий и что-то там еще…

– Это не металл, – сказал Родион. – Видывал я редкоземы, хоть и не все. Никак не металл.

Они переглянулись, и Соня сделала вывод с таким видом, словно хотела бесповоротно завершить прения:

– В таком случае, остается одна-единственная гипотеза. Наркотик.

– На анашу не похоже.

– А ты ее видел, Клайд?

– Видел, – сказал он. – В институте малость баловались. Тогда далеко было до нынешнего размаха, но все же…

– Анашу я тоже видела, – сказала Соня. – Это не анаша, не опиум, не марихуана. Кокаин белый. Героина видеть не доводилось, но знающие люди говорят, он тоже белый… А впрочем, сейчас развелось столько синтетиков… Знаешь что? Если это наркотик, его ведь можно удачно толкнуть.

– Кому? – пожал он плечами. – На улицу же не пойдешь…

– Можно потолковать с Виталиком.

– А, тот… Он что, причастен?

– Ну, «причастен» – это чересчур пышное определение, – сказала Соня. – Иногда проходит по краешку… Если это что-то дорогое, за хороший процент возьмется.

– А не получится ли с ним, как с твоим Витьком? – помрачнел на миг Родион.

– К Витьку мы, идиоты, потащили весь товар оптом. Возьмем образец в спичечной коробочке. И попросим консультацию, наврем что-нибудь убедительное – будто не мы продаем, а нам продают. Виталик поумнее Витька, на рожон не полезет – и, что важнее, не хватит у него возможностей, чтобы на нас наехать всерьез… Попробуем?

– Попробуем, – подумав, согласился Родион. – Не выбрасывать же? В особенности если денег стоит…

Глава двадцать пятая
Коготки в бархате

Родион лишний раз убедился, что история человечества сводится к неустанной борьбе меж теми, кто выдумывает законы и правила, и теми, кто стремится эти законы обходить. Причем вторые с начала времен имели преимущество.

Билеты на поезд они с Соней раздобыли без всякого предъявления паспортов. То есть анкетные данные, конечно, там значились, но не имевшие ничего общего с реальными. А сличения билетов с паспортами удалось избежать предельно просто. И задешево, если сравнить с тем, что новоявленные гангстеры уже натащили в свои закрома…

Потом они доплатили еще – за то, чтобы в их купе никого больше не втискивали. Проводница, ничуть не удивившись, деньги взяла без церемоний, окинула их цинично-понимающим взглядом и заключила:

– Ладно, хоть не педики, а то ехали тут двое…

И удалилась, пробурчав что-то насчет чая. Родион задвинул дверь, сунул в ящик фальшивый багаж – приличный на вид чемодан, содержавший парочку кирпичей в куче газет.

108

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор