Оценить:

Пиранья. Алмазный спецназ Бушков Александр




15

Так же непринужденно встал и, не оглядываясь, прошел к выходу. Хлопнул чуть покосившейся хлипкой дверью и направился уже знакомой дорогой назад на пляж. Для первого контакта достаточно: они, конечно, не при делах, но все равно не стоило с самого начала брататься, включаться в долгую пьянку, лезть без мыла в компанию. Сделал з а д е л, запенился – и на сей раз достаточно...

Плюхнулся в шезлонг, расслабился. Анка принюхалась:

– Ты что, тормозную жидкость глотал? От тебя та-акой выхлоп прет...

– Издержки производства, – сказал Мазур. – Только что познакомился в дешевой забегаловке с господами русскими моряками. С мирного кораблика под названием «Орион». Тот самый, ага...

– И далее? – деловито, тихонько спросила Анка.

Мазур приблизил губы к ее уху, спросил серьезно:

– Нужно в темпе прояснить кое-что... Если в интересах дела тебе, напарница, нужно будет с кем-то посторонним трахнуться, ты как? Облико морале препятствует?

– Да ни хрена подобного, – усмехнулась Анка, – если уж в интересах дела... Ты про земляков?

– А про кого ж еще? – сказал Мазyp. – Можно, конечно, устроить вторую серию «Человека-амфибии», взять акваланг и наведаться на борт с неожиданной стороны... Я бы это смог качественно проделать и средь бела дня, но зачем усложнять? Мы ж не в Голливуде. Гораздо проще набиться в гости. Пьяный вдрызг новый русский и красивая шлюха – это, согласись, народец, которому довольно просто будет попасть на борт...

– Когда?

– А нынче же вечером, – сказал Мазур. – Найду нашего человека, возьму соответствующие ситуации причиндалы – и нынче же вечерком все оформим. Зачем тянуть? Мне не улыбается в этой дыре торчать еще хотя бы день, да и тебе, думаю, тоже...

– За вами следили. Когда ты с ним ушел к кораблю.

– Кто?

– Белый. Лет тридцати. Крепкий такой парнишечка. С видеокамерой. Мне показалось, он за вами топал довольно умело, сразу видно, не первый раз у кого-то на хвосте сидит...

Мазур задумчиво смотрел в море. Ясности не было никакой. Это с равным успехом мог быть и агент местной туристической полиции, прицепившийся по каким-то своим неведомым соображениям то ли к Егору, то ли к Мазуру, человеку здесь новому. И тот самый неведомый в р а ж и н а, против которого они сейчас работали. И, наконец, тот самый «ассистент» Егора, вполне возможно, существовавший в реальности.

– Он вас в е л до корабля. Потом слинял. Я бы за ним пошла, но у меня не было инструкций, ты сказал, чтобы сидела и ждала...

– Да ладно, – хмуро сказал Мазур, – будем надеяться, что пронесет. Не остается нам ничего другого. Если в городе, когда поедем к связному, снова хвост увяжется, будем делать выводы и прикидывать хрен к носу. А пока что по недостатку информации не стоит и дергаться... Логично?

– Логично, – кивнула Анка. – Что там за публика, на «Орионе»?

– Да так себе, – сказал Мазур. – По первому впечатлению, обычные морячки с тощим кошельком и жаждой развлечений. Вряд ли к ним наши д р у з ь я натолкали свою агентуру... хотя, конечно, на корабле кто-то от них безвылазно бдит. Но это, в принципе, не страшно. Что ухмыляешься?

– Из обычного морячка я веревку совью в два счета...

– Верю, напарница, – серьезно сказал Мазур.

Глава четвертая
Похождения ревнивого мачо

Вечерняя жизнь «стекляшки», как Мазур и ожидал, оказалась не в пример более веселой и оживленной.

Народу набилось – битком. Правда, решительно доминировали морячки с «Ориона», составлявшие добрых три четверти клиентуры. По стеночкам сидели все прочие – те самые непонятного происхождения субъекты (державшиеся в присутствии «рашен сэйлор» чинно, благолепно, с чопорностью английских лордов), яхтсмены, прочий народец разного цвета кожи, объединенный, сразу видно, невысоким достатком.

– Вздрогнем, Николаша? – спросил один из новых закадычнейших друзей, Виталя-механик.

– А то как же, – сказал Мазур с подобающей экспрессией. – Чтоб хрен стоял и деньги были!

Они звонко сдвинули стакашки из толстого мутного стекла и синхронно расправились с содержимым. Мазур передернулся внутренне – пивал на разных континентах местную самогонку, но такого дерьма еще вкушать не приходилось. Пожалуй, даже не на страусином помете, а на растворенной фотопленке с гнилыми бананами. Но ничего не поделаешь, приходилось терпеть. Загулявший нувориш, с катушек съехавший в компании неожиданно обретенных земляков, надирался качественно и в хорошем темпе.

– А Катька где? – вопросил Мазyp уже изрядно заплетавшимся языком, повернул голову, сфокусировал взор и одобрительно кивнул: – Пр-равильно, пусть попрыгает. Мне все некогда, да и несолидно в моем положении ногами трясти, а девка молодая, ей надо...

На пятачке размером не более чем в пару квадратных метров, задевая боками и прочими частями тела друг друга и ближайшие столики, героически топталось в ритме «медляка» несколько пар. В том числе и Анка. Кавалер у нее был – загляденье. Усики в ниточку, лихие бакенбарды, смотрит соколом. Судовой радист Паша, говорит, что одессит, и, может быть, не врет. Мазур прилежно отметил, что именно этот первый парень на коробке уже третий танец топчется с Анкой, отшив прочих претендентов. Судя по перемигиваниям и ухмылкам (которые пьяному дубу со златой цепью не полагалось замечать, а вот Мазур исправно фиксировал), морская братия, убедившись, что с лихим одесситом не сладить, великодушно уступила ему все права на неожиданную добычу, что сама шла в руки.

Из динамиков, дребезжавших и подвывавших, неслось насквозь родное, с морозным надрывом в голосе причитала Алла Борисовна:

15

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор